[Главная]           [Вернуться]  
 

Николай Александрович Культяпов  

Победа общая у нас!

 
 

 

Стихи

Предисловие

Автор книги, Николай Александрович Культяпов, родился в 1948 году в Горьком. По образованию юрист, подполковник запаса органов государственной безопасности. Член Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов. Занимается общественной работой, ведет активную военно-патриотическую работу среди молодежи, часто выступает в учебных заведениях, в трудовых коллективах, воинских частях, перед фронтовиками и тружениками тыла.

Человек послевоенного поколения Николай Культяпов знает о войне не только по работе в Совете ветеранов, ему самому довелось побывать в «горячих точках» и потому военная тематика близка по духу. Он считает своим долгом передать духовные ценности испытанного войной поколения детям и внукам, сохранить память о Великой Победе как всего советского народа, так и каждого воина:

Мне дорог каждый из солдат –

Они не жаждут высших званий.

Победа! В череде великих дат

Священный век других названий.

Это особенно нужно сегодня, чтобы не ожесточались наши сердца, сколь бы тяжелые испытания не готовила жизнь: войну, перестройку, строительство нового мира и новых отношений. Пусть в каждом трудном деле людям помогают совесть и честь, чтобы зачиналось оно на добре и справедливости и никогда не лишало человека веры, надежды, любви:

Я ражу Любовью,

Зажгу звезду, чтоб было им светлей,

И угощу домашним хлебом-солью,

Чтоб жизнь была добрее и милей.

В его стихах – рассказ о военных буднях и нелегкой Победе, ноне только для того чтобы осталась память о героическом прошлом народа. Прежде всего, это нужно ныне живущим:

Я землю омывал своею кровью

И пóтом смыл с родной Отчизны грязь,

Чтоб люди навсегда расстались с болью

И крепче стала меж сердцами связь.

 

ПОБЕДЕ НАШЕЙ – ЖИТЬ СКВОЗЬ ВРЕМЯ!

 

Из Прошлого военного в Сейчас…

 

Священней Родины нет ничего для нас.

Победе нашей – жить и жить сквозь Время!

Из Прошлого военного в Сейчас

Святой Победы прорастает семя!

 

***

У войны имен немало:

Горе, Голод, Смерть и Кровь!

Горький плач звучит сначала,

Но любовь спасает вновь,

Не страшны с ней боль и грозы:

Расцветет мир на земле…

А в душе от счастья слезы

И гвоздики на золе…

 

СОЛДАТ РОССИИ

Война взрослит не по годам.

Боец пылил по городам,

Сгоревшим селам и лугам

И опечаленным полям.

 

Солдат в окопах зимних дрог,

Он легких не искал дорог,

Мечтал под светом свечек-звезд

И прошагал немало верст.

 

Он не считал военных шпал,

Огнем встречал свинцовый шквал,

Все круги ада он прошел,

И путь его к Победе вел.

 

Он не один крестил погост –

Стоял в слезах в былинный рост –

Бойцов, как братьев, хоронил,

Их подвиги в душе хранил.

 

Природе шел наперекор,

К восходу устремлял свой взор.

Назад ему дороги нет –

Победный путь – там, где рассвет!

 

И на ухабистом пути

Надежду он пронес в груди.

На Запад рвется и спешит,

Враг пятится, скулит, визжит!..

 

Солдат! Сотри его с Земли!

Штыком исчадье заколи!

 

ВОЗДУШНЫЙ БОЙ

Привыкли мы уже к бомбежкам,

Со смертью ж свыкнуться нельзя.

Наш город отдохнул немножко,

Еще не высохла слеза,

 

Как вновь сирена заскулила.

Ворвались тени в синеву!

Неумолима вражья сила –

Шли «мессершмитты» на Москву.

 

– В который раз?! Ну сколько можно?! –

Неслись проклятия с земли. –

Терпеть такое невозможно…

А крылья смерть опять несли.

 

И вдруг душа повеселела:

Из облачка – наш «ястребок»!

Он в бой вступил со смертью смело,

Строчил в «кресты»: и в хвост, и в бок.

 

И «мессер» вспыхнул, словно спичка,

Из сердца вырвалось: «Ура!

Горит хваленая их «птичка»,

Пусть полыхает до утра!»

 

Наш «ястреб» ловко сделал бочку,

Взмыл лихо свечкой в небеса

И, выбрав для атаки точку,

Творил он в небе чудеса!

 

Но быстро кончились патроны –

Запас у аса невелик.

Представив крики, слезы, стоны,

Решение он принял вмиг.

 

Летел за смертью он по следу,

Догнал и клюнул немца в хвост…

«За Родину и за победу!» –

Он, стиснув зубы, скажет тост.

 

ЖИЗНЬ – ПОБЕДНЫЙ МИГ!

Жизнь человеческая – миг.

И на войне ты это понимаешь.

Я эту истину постиг

Лишь в сорок пятом, в дымном мае.

 

Как не хотел враг сдаться в плен,

Но мы приблизились к Рейхстагу,

Я в двух шагах от мрачных стен,

Кричал: «Ура! За мной! В атаку!»

 

Хотелось жить как никогда:

Дыхание победы рядом,

Мечталось – сядем в поезда…

Вдруг сердце обожгло снарядом…

 

Прощайте все. Конец войне…

Я шел по ней четыре года!

Бессмертие подарено и мне –

Солдату Армии Великого народа!

 

ОТВЛЕКАЮЩИЙ МАНЕВР

Взмыла в тьму сигнал-ракета –

Враг в тисках, и круг замкнут.

Группа вышла из «секрета» –

На разведку пять минут.

 

Мы ввязались с фрицем в драку –

В ход пошли ножи, штыки…

Завершили мы атаку,

Но потери велики.

 

Гул и гарь во всех окопах –

Артобстрел накрыл с реки,

Мы сидим в подземных тропах –

Приближаются полки.

 

Нам чуть-чуть бы продержаться –

Силы главные в пути.

И до смерти нам сражаться:

Ты за кровь, земля, прости.

 

Семь часов разведка боем! –

Это вам не пять минут,

Из души мы в душу кроем:

Штурм еще – и нас сомнут!

 

Но отвагой мы богаты,

Нам победа дорога!

Нет священнее награды –

Смертным боем бьем врага!

 

***

Я был убит не раз –

во всех боях.

Лилась потоком смерть на нас –

в окопах и в горах.

 

Травил нас газ,

но я в слезах

Давал отпор в тот час,

закрыв глаза на страх.

 

Братался с подвигом

я в рукопашной,

И со стальным штыком моим

враг не казался страшным.

 

Хоть и росточком мал,

но бил фашизму в морду,

И горло твердо я сжимал

нацистскому отродью.

 

Прошли десятки лет –

я жив, но с павшими в строю,

Кричу войне я: «Нет!

На страже мира я стою!

 

НА МИННОМ ПОЛЕ

Смерть притаилась под ногами,

Ждет взрыва – только наступи...

Опаснее всего идти ночами,

И кажутся огромными ступни.

 

Когда лишь в шаге ты от смерти,

То кожей чувствуешь врага,

И видятся фашисты-черти…

Как непослушна правая нога.

 

И в этой жуткой круговерти

Меня ведет любимая рука.

Я отдаю измятый свой конвертик –

Прочтешь позднее, как ты  дорога!

 

Победу с каждым шагом приближали,

Народный умножая героизм,

Хоть взрыв вот-вот, но мысль: семья жива ли? –

Дух русских не сломил фашизм!

 

И вот теперь, когда  до смерти только шаг, –

Бессмертен я. И смертен он, мой враг.

 

ПОДВИГ ПАНФИЛОВЦЕВ

«Прости, родная, мне не до письма –

Всё ближе грозные раскаты,

Смерть бронебойная с холма

Ползет. Готовлю в бой гранаты.

 

Приказ: громить заклятого врага.

И мы ценой солдатской жизни

Добьемся, что фашистская пурга

Утихнет на полях Отчизны.

 

За нами звездная Москва.

Давно в боях сгорела осень…

Звенят на холоде «каленые» слова:

«Назад – ни шагу! Нас же двадцать восемь!»

 

…Панфиловцы со связками гранат

Укрылись чистыми снегами.

– Вот вам на Красной площади парад! –

Короткий разговор с врагами.

 

Настала жаркая пора –

И испытание гвардейской воли,

Рванули «тигров» под «Ура!»,

Геройства миг – не знает боли.

 

Заглох фашист у стен Кремля.

Как жаждал он прорыва!..

Вздыхала скорбная земля

От каждого панфиловского взрыва.

 

И снова благодарная страна

Застывшим утром, в воскресенье,

Героев огласила имена

Под панихидно-хоровое пенье.

 

ОКРОВАВЛЕННАЯ СВЯЗЬ

Внезапный взрыв – и связи нет –

Полк обезглавлен,

А через час уже рассвет –

Неужто бой бесславен?!

 

В отчаяньи комбриг,

Кулак об стол с досады,

И в ночь умчался крик:

– Фашисты будут рады!

 

Вот-вот прорыв,

А мы без связи.

Немедленно найти обрыв,

Хоть в бездне грязи.

 

Связист с катушкою – во тьму…

Вновь взрыв – осколки градом.

Так что ж, не суждено ему

Пройти парадом?

 

Наладить связь передовой

С оглохшим штабом?

«О, наивысший подвиг мой!» –

Вперед – и по ухабам.

 

И смертной мукою связист

Не сломлен, хоть контужен,

В сознаньи пульсом бьется мысль:

Я жив! И я Победе нужен.

 

Пополз. В мгновенье жизнь прожил –

И в алой пленке губы…

Нет рук, зато для медных жил

Еще есть зубы.

 

«Контакт!» И замер сердца стук,

            Связист войною был сражен,

Но тут же в трубке ожил звук,

И не исчезла связь времен!

 

Возмужал я в том бою…

 

ПЕРВЫЙ БОЙ

Первый бой –

он самый трудный.

В сердце боль

и страх подспудный.

Но комбат

с бойцами вместе,

И горит в нем

пламя чести.

Мы в атаке –

я с ним рядом,

Всё дрожит,

и пули градом…

Раздается

гулкий взрыв –

Снова мы с ним

под обрыв.

Берег весь

объят огнями,

На ветру

трепещет знамя!

Командир

кричит: «Вперед!

Поднимай

в атаку взвод!»

За собой

я вел солдат

И не знал,

что мертв комбат.

Он не видел

рваной роты,

Взявшей штурмом

те высоты...

Возмужал я

в том бою,

Рвал фашистскую

броню.

Я по-прежнему

в строю,

Перед смертью

устою.

Мой комбат

всегда со мной –

Он прикрыл

меня собой

В тот жестокий

первый бой.

ВЫЗЫВАЮ ОГОНЬ НА СЕБЯ

Вступили в бой мы спозаранку –

Не продохнуть в сплошном огне.

Впервые целился по танку –

Всю жизнь он будет сниться мне.

 

Под Курском бой – вторые сутки!

«Кресты» коптятся на броне,

Минуты нет для самокрутки –

Смерть рыщет в нашей стороне.

 

В крови фашистские «подранки»,

Остыли штабеля солдат…

В прицеле снова вражьи танки,

Но нет со мной моих ребят.

 

А связь жива – я слышу зуммер.

В живых один остался я,

А это значит, взвод не умер –

Есть штык и зубы у меня!

 

Чеканят шаг фашисты лихо.

Охрип отчаянный мой бас,

Но почему же в трубке тихо?

– Второй, второй – огонь на нас!

 

С секундой каждой – танки ближе.

Неужто, всеми я забыт?!

Но бой веду во имя жизни!..

…Не знал я – штаб давно разбит…

 

Характер русский – как металл…

 

ЗАГАДКА ДЛЯ ФАШИСТОВ

Боль в сердце. Окровавленный лоскут

Еще сильнее ненавидит.

Красноармейца к стенке волокут,

Что он в последний миг увидит?

 

Но всё ж стоит он на ногах,

Грудь коммуниста заревом залита,

Рубаха, как кумач, в руках,

В лучах восхода золотится.

 

Фашистам не понять сердца,

Рожденные землей России…

Солдаты бьются до конца…

Мы здесь, в России, все такие!

 

Подвиг разведчика

Война ему повестки слала,

А он давно уж воевал,

И лиха он хлебнул немало!..

Дышал опасностью чужой вокзал.

 

Душа разведчика в Германии стонала.

Себя в кулак собрать он смог:

Еще за месяц до начала

Москва узнала скорбный срок.

 

Он в логово внедрился зверя,

Он каждым шагом рисковал,

В победу всей душою веря,

Горячим сердцем он ее ковал!

 

Порой один – дивизий стоил –

Решая судьбы армий и фронтов!

Но личных планов он не строил –

Закон разведчиков таков.

 

У них врожденное есть свойство:

Пока военный вихрь не стих,

Жить неприметно, без геройства

И быть своим среди чужих.

 

Всегда разведчик наготове,

Ведь он советский, он же – свой!

За точность в каждом жестком слове

Готов ответить головой.

 

Невидимого фронта воин

У славы и побед в тени,

Он высших почестей достоин!

Ему не штык, а шифр сродни.

 

Салютов залпы отгремели,

Незримый Воин – впереди…

И лишь теперь мы разглядели

Медаль и скромный орден на груди.

 

РУССКАЯ ДУБИНА

Враг пол-Европы растоптал –

Земель советских захотелось.

Характер русский – как металл!

В нем гнев и боль, в нем Честь и Смелость!

 

Россия – лакомый кусок:

Опять он немцам приглянулся,

Не понял фриц Истории урок –

Своей же кровью захлебнулся.

 

К тому ж на зуб попала твердь,

Застряла комом в жадной глотке,

Поджал свой хвост фашист, почуяв смерть,

Бежал, как пес от хлесткой плетки.

 

Он поздно истину постиг,

Познав народную былину.

Удар зверюгу в логове настиг –

Пусть вечно помнит русскую дубину!

 

ФАШИСТСКИЙ САПОГ

В России вражеский «сапог»

Скользнул – и замер, замерзая,

Добраться до Москвы он смог,

Шел напролом, еще не зная,

 

Какой же ждет его итог.

С позором отступая спешно,

Лишился фриц своих сапог,

Бежал босым в аду кромешном.

 

Но он азартный был игрок –

Реванша ждал у Сталинграда,

Но получил под зад пинок!

Теперь ему не до парада:

 

Бежал от Волги, сколько мог!

Летел от стен он Ленинграда,

Под Курском вновь горел «сапог»

И еле выбрался из ада.

 

На Украине и на юге

Он вынес для себя урок:

Там то жара, то дождь, то вьюги –

Враз каши запросил носок.

 

Он в дырах весь, пришел в негодность –

Скукожился в короткий срок…

«Капут Берлину! Безысходность…» –

Таков Истории итог!

 

ПОЛК НЕ УМОЛК

В последнем и решающем бою

Сердца победный гимн поют.

И наша рота пела –

Прерывисто, несмело,

Но с каждой песней всё сильней,

Рев заглушая батарей.

Когда ж в атаку шли умело,

Нутро фашистов леденело.

В военном хоре – все мы звенья,

В бою – до смерти шаг, мгновенье...

Но батальон опять поет,

Хоть враг на голос точно бьет

Прямой наводкой в лоб и вкось:

И песню он пробил насквозь,

На вдохе хор на миг затих…

И грянул вновь за всех живых

И тех, которых с нами нет,

Но в песнях их остался след.

Красноармейский сводный полк

Ни разу за войну не смолк.

Он мир звучаньем смелым спас –

Он выжил! Он в сердцах у нас!

 

Откуда в нас берутся силы…

 

МЕДСЕСТРА

Кто сказал: в войну не до любви?

Никогда ее не забывали!

Я убит, но живы соловьи!

И хочу, чтоб все об этом знали.

 

Сорок первый – вся душа болит:

Госпиталь – одно мученье,

Вдруг она – как луч! Приносит бинт –

Сразу ощущаю облегченье!

 

Красотой пленила медсестра,

Чудодейственной улыбкой лечит,

Заряжает духом нас при встрече –

В бой зовет душа: пора! пора!

 

Не убить в душе солдатской нежность,

От любви  кружится голова,

Нарушая сердца безмятежность…

Но к чему высокие слова?

 

…Вновь под вечер хмурый – артобстрел:

Для войны не писаны законы!

К звездам улетают крики, стоны…

С медсестрой я чудом уцелел.

 

Мы в воронке свежей залегли,

От ее чарующего скерцо

Клокотало жаждущее сердце –

Всё смешалось: чувства, боль земли…

 

Фронтовым поверьям вопреки,

К нам снаряд спешил вдогонку,

И попал он точно в ту воронку,

Где коснулся я родной щеки.

 

ОЖИДАНИЕ ПОБЕДЫ

Уснула к вечеру война –

Взяла на время передышку,

Мелькнула среди туч луна,

Как будто обратилась в мышку.

 

И воцарилась тишина

Над притаившейся округой,

Трава осенняя бледна…

Застыли мы в дозоре с другом.

 

Душа предчувствия полна –

Заждались мы связного,

Глаза туманит пелена –

На веках груз свинцовый.

 

Трепещет жалобно листва,

Мерцают жемчугом росинки,

Скорбит поникшая трава…

Теперь понятны мне ее слезинки:

 

Не спрятала, не сберегла

Она отважного мальчишку,

Он вырвался из цепких лап врага

И побежал к своим вприпрыжку.

 

На мину в поле наступил…

И прокатилось горе эхом

И возвестило, что отжил

Наш Кибальчиш на свете этом.

 

Покоя в сердце нет теперь,

Душе еще тоскливей стало…

От груза тягостных потерь

Заплакал я, прильнул к земле устало.

 

Открой любую ныне дверь –

Сердца томятся от страданья,

Попробуй, боль родных измерь!

Но люди живы ожиданьем

 

Победы, что в их дом спешит.

Мы Жизнь у смерти отстояли,

Мы – Армия, народный щит,

И создан он из русской стали!

 

МУЗЫКА ПОБЕДЫ

Прощаюсь в толчее с тобою.

Гудит рыдающий вокзал,

В симфонии звучанья боя

Торжественен Колонный зал!

 

И я – заполнен сладким чувством,

И чудо-музыка в ушах.

Я верю, что с Большим Искусством

Меня не одолеет подлый страх!..

 

…Вдруг реквием – плачет в дороге

По тем, кто еще не погиб,

И сердце в надрывной тревоге –

Судьбы небывалый изгиб!

 

Мои музыкальные руки

Не скрипку берут – автомат,

Строчит он победные звуки –

Усилив мой дух во сто крат!..

 

Душе неведома усталость!

Я бью и бью штурмовиков…

А в сердце – Музыка осталась,

Восшедшая из всех веков.

 

УЧИТЕЛЬ

Война, как вихрь, налетела,

И закружил кровавый смерч,

Я чуял каждой клеткой тела

Патологическую смерть.

 

Я отступал в шинельке тертой,

И огрызался я огнем,

Но согревался верой твердой,

Что обнимусь с победным днем!

 

Мне воевать за всех детишек,

Хоть так далек я от войны!..

Земля со скорбью тихо дышит,

Не нарушая ночью сны.

 

Я буду беспощадно биться

За Родину и за ребят,

А коль погибнуть мне случится,

Они фашистам отомстят!

 

РУССКАЯ ОСИНА

Сирена, словно бешеная псина,

О смерти будущей вопит, скулит...

Изранена войной осина –

И сиротой на островке стоит.

 

Струится сок из ран глубоких,

А мелким уж потерян счет,

Но не кончаются истоки:

«…Весна назло врагам цветет!»

 

Ведь у нее свои законы –

Природа-матушка мудра,

Доносит ветер жизни звоны

И будоражит кровь заря.

 

А по осине – из орудий…

Она врагу – бельмо в глазу,

Вокруг ствола – фашистов груды:

«Хлебнули» русскую грозу!

 

Осина стонет, засыпая.

Ночь… Будто жизни нет кругом…

Израненная и босая,

Она с утра – на бой с врагом.

 

Откуда в ней берутся силы?

Фашист вовеки не поймет!

В осине – мощь святой России…

Вот потому-то и живет!

 

ПРИФРОНТОВОЕ ЗАТИШЬЕ

Блаженно тихое прифронтовое утро.

Туман скрывает блеск росы.

Мир наступил повсюду будто,

Чтоб не нарушить русской красоты!

В солдатском сердце теплый трепет,

Душа вдыхает нежный аромат,

И губ, ослабших от волненья, лепет

Внимает молча верный автомат.

В тиши сверкает золотая

Монета чистопробная небес,

Всё выше над вершинами взлетая,

Лучами будоражит спящий лес.

Еще в дремоте чуткие солдаты

От томных чувств немеркнущей любви,

И в честь ее с лесной эстрады

Поют взахлеб солисты-соловьи.

В дурманящих лучах ленивого восхода

Рождаются заветные мечты

Дожить до той весны ликующего года,

Пройти под пулями у фронтовой черты.

Что жизнь от смерти отделяет –

Один лишь шаг, бойцовский миг.

Никто заранее не знает,

Когда услышит мир смертельный крик.

И снова бой, атаки и утраты –

За нашу неземную красоту.

Лишь для любви живет в нас каждый атом,

Чтоб ощутить, как прежде, остроту

Блаженства чувств от встречи с утром,

Восторженного счастья бытия…

Окрашен мир туманным перламутром,

Разбужен чудной трелью соловья.

 

Прости, родная, сердцу грустно…

 

РЯДОВОЙ ПЕТРОВ

«В минуты редкого затишья,

Когда солдаты мирно спят,

Вдруг тишина взорвется мышья,

И враг пойдет на нас опять.

 

Прости, родная, сердцу грустно,

Что фриц мне дописать не дал,

Письмо я продолжаю устно –

Тебе не всё я описал.

 

Меня в полку все уважают,

Хоть ростом с детства невелик,

И мертвые фашисты знают –

Мой в рукопашной точен штык.

 

Мы отбиваем все атаки –

Приказ: держаться до конца,

Но прут и прут с «крестами» танки –

Мы их уроем без креста.

 

Я зол, с утра во рту ни крошки.

Фашист в моих руках дрожал,

Как жирный крыс в когтях у кошки,

Хрипел… а я на горло жал.

 

В боях шальные дуют ветры,

Но мне – как шхуне паруса!

Я брюхом мерил километры,

А сам мечтал о небесах.

 

Мой путь – от Волги до Берлина,

Мне ближе – русская земля.

Как богатырь Руси былинный,

Я спас от ворога поля.

 

Лиши меня семьи, народа,

Просторов русских и ветров,

Я задохнусь без кислорода…

Сапер пехоты,

рядовой Петров!»

 

РУССКИЙ ДУХ СИЛЬНЕЙ!

Когда ласкает тишина

Мою заснеженную душу,

Мне вспоминается жена,

Как летняя истома в стужу.

 

А утром снова смертный бой –

Один патрон всегда в запасе,

Прощаясь каждый раз с тобой,

Молю: храни же наше счастье!

 

Когда накроет землю мгла,

И на душе опять тревожно,

Мне кажется, что жизнь прошла.

Понять жестокость невозможно!

 

Шагал сквозь горечь лебеды

И сквозь военные колючки,

По следу огненной беды,

И выл фашист от новой «взбучки».

 

Я по России полз и шел,

Громил повсюду вражью нечисть,

Над головою красный шелк

Я поднимал, расправив плечи.

 

И пела гордая душа

При виде алого рассвета

И до Берлинских стен дошла,

Твердя пророчество поэта:

 

Фашисты в избах жгли детей,

Казнили русских матерей!..

Но мы родим богатырей,

Ведь духом мы врагов сильней!

 

ПИСЬМО НА ФРОНТ

«Когда же, милый, ты вернешься?

Я слышу смертных ветров голоса,

Я знаю, ты геройски бьешься…

Тебя ждет родина, бескрайние леса…

 

Готовы праздничные платья!

Лишь только бы живым пришел домой!

И сладость губ, и жар объятья –

Всё для тебя, герой мой дорогой!

 

Я выдержу все испытанья

В тылу я справиться со всем смогу…

Так сократи срок расставанья! –

Сверни скорей хребет врагу!»

 

ВЕСТЬ ИЗ ДОМА

В тоске родная деревенька,

В печали овдовевшие дома…

Иван на фронте уж давненько –

И ждет от девушки письма…

 

«Жива ли ты, моя невеста?

И ждешь ли смелого бойца?

Меня пугает неизвестность…»

И вдруг – послание отца.

 

Танкист вскрывает торопливо,

По нервным строчкам пробежал –

Сомкнулись веки влажные стыдливо,

Прощальный вспомнился вокзал.

 

Она клялась его дождаться,

Любовь навеки сохранить,

Беречь в себе частичку счастья,

Сердец скрепляющую нить.

 

Сама же – вдруг пошла на курсы,

Оттуда – сразу медсестрой

На фронт в смертельный бой под Курском,

В пропахший смрадной гарью строй.

 

Она безудержно и смело

Рванулась в лязгающий ад,

Металось трепетное тело,

Когда огонь сжигал родных солдат!

 

Ползла под пулеметным градом,

Тащила раненого в тыл…

Вдруг взрыв. Иван в тот миг был рядом –

В соседнем батальоне был!

Но он не знал. Не защитил.

 

Не целовать теперь любимой –

Погибла в первом же бою!

Отныне на земле родимой

В гранитном ей стоять строю!

 

Как тесно мне в семнадцати своих…

 

ФРОНТОВАЯ ЮНОСТЬ

Война не обошла нас стороной,

Душа жила заботами страны,

И в грозный час судьба пришла за мной,

Чтоб я с лихвой хлебнул войны.

 

Военный зной растапливал снега,

На фронте смерть хозяйкою была,

Но мы громили мерзкого врага –

Любовь к Отечеству вперед влекла.

 

Пришлось мне бойню жуткую пройти,

Как в топке заживо в боях гореть,

И, не свернув с победного пути,

Я растоптал коричневую смерть.

 

СЫН ЗА ОТЦА

Война. Как много боли в этом слове! –

Всю горечь выразить нельзя.

Смерть всюду, вечно наготове,

Смеется матерям в глаза.

 

И ждет она желанного начала,

Ей только волю дай на миг –

И скорбь над миром зазвучала,

Срываясь на истошный крик.

 

Война хрипит, потерями ужасна

Отважных преданных сердец.

Они любили жизнь так страстно!

Но смерть ломала цепь колец.

 

Бой захлебнулся. Вновь в конверте

Летят в родимые края

Чеканные слова о смерти.

И в скорби дрогнула семья.

 

Но враг не знал про наш характер гордый!

Сменяя павшего отца,

Уходит сын походкой твердой –

Не сломит смерть отважного бойца!

 

***

Могильный холмик у реки,

Склонились ивушки в печали,

Но к солнцу тянутся ростки,

Заботливых друзей встречая.

 

Война закончилась давно,

И отгремел салют Победы,

Но юношам не все равно,

Как похоронены их деды,

 

И памяти священный долг

Исполнят истово и свято.

Вглядитесь в Поисковый полк –

Они – фронтовиков внучата!

 

МАЛЕЦ-БОЕЦ

В окопе справа от меня

Надежный друг, надежней нету.

Хоть среди ночи или дня –

Мы вместе били нечисть эту.

 

До смерти мне – подать рукой,

Но пуля выбрала соседа…

Теперь я пью за упокой

Убитого войною Деда.

 

Я был тогда неопытный малец –

За пулемет спасительный схватился…

А немец лез и лез, стервец,

От злости я изматерился!..

 

«Я вам не трус и не птенец,

И не какой-то «русский лапоть» –

Я Красной Армии боец!

И некогда в бою мне плакать!

 

Косил фашистов я подряд,

В руках не ощущая дрожи,

Глаза от ярости горят –

Смерть чувствовал я всею кожей.

 

Настал сражению конец.

Полуживым, но вышел я из боя…

А Дед… Он был мне больше, чем отец!

Я под березкой с ним прощался стоя.

 

От тяжести склонилась голова,

И ветер кудри мне перебирает.

Какие же сказать теперь слова?..

Не ведаю. Но друг пусть знает,

 

Что мстить я буду за двоих

И жить в два раза дольше,

Как тесно мне в семнадцати своих –

Ведь возраст мой неизмеримо больше!

 

Строчить я буду за друзей лихих –

Они святою смертью в битвах пали.

Мужчина я и похожу на них:

Сильнее всех врагов и крепче стали!

 

МЕСТЬ ЗА СЫНА

Седьмое ноября! И вспышка:

Зарей заполыхал кумач,

О торжестве вещал он с вышки.

Смешал он радость, боль и плач.

 

Как Гимн гремел из жизни мирной,

К протесту звал во тьме ночей,

Он был и смелый, и надрывный.

Он вызвал гнев у палачей.

 

…Повешен был спустя неделю

На вид невзрачный паренек –

С клеймами вражьими на теле

Ни слова в пытках не изрек.

 

Двенадцать лет, а он подпольщик,

Отважный красный партизан –

Ему бы приписали больше,

Но сник совсем от рваных ран.

 

…И сердце матери застыло –

О, где набраться горьких слез?!

Она душою видит сына,

Как на ветру он, мертвый, мерз…

 

И ночью с верным другом сына

Она казармы подожгла,

И – к партизанам, по трясинам –

Карателей громить ушла.

 

***

Тревожный взрыв!

Со стоном охнула земля

И вскрикнула навзрыд,

Колосья ветром шевеля…

И наша Жизнь – в крови…

Россию горем заливает.

Детей зови ты, не зови –

Как птицы, крылья расправляют,

Летят туда, где воевать

Им предстоит в печали.

Война гнала их смерти в пасть,

Но смерть они огнем встречали!

Нет! Опыт не пропал отцов,

Он закалял в кровавой драке.

Враг напирал со всех концов,

Но захлебнулись зверские атаки.

 

Прорвали соколята тьму и лед,

И свет, где каждый атом раскален!

Неудержим карающий полет

Под Гимн страны и алый шелк знамен.

 

И духом станете сильней…

 

НАДЕЖДА

Пол-Европы полыхает.

По Руси ползет война,

И земля, как мать, вздыхает –

Вновь тревогами полна.

 

Духом в бой всегда готова,

Защитить сон городов,

И звучит набатом слово,

Отправляя в бой сынов.

 

Вся страна в смертельных взрывах –

Нет страшней военных гроз,

В оголенных недрах взрытых

Просолилась глубь от слез.

 

Но надежда в сердце каждом

Освещается зарей,

Хоть измучены мы жаждой,

Возродимся мы с землей.

 

В мире, пламенем объятом,

Виден четко мерзкий знак:

Там, в Победном сорок пятом,

Он сгорит, заклятый враг!

 

СВЯЩЕННЫЙ ДЕНЬ

Цвела душистая сирень…

Исполнили военную присягу,

Настал великий майский день –

Померк Рейхстаг пред алым стягом.

 

Рыча, как волк, он сдался в плен:

Достигли мы победной цели.

На всех колоннах, в толще стен

Зияли сумрачные щели.

 

Автографы просты и велики!

Читая их, не удержался,

Я генерал – к победе вел полки

И сам я с первых дней войны сражался.

 

Салютовал мой автомат.

Погибших вспомнил поименно.

Живым я не жалел наград.

Пред павшими склонял знамена.

 

Мне дорог каждый из солдат –

Они не жаждут высших званий.

Победа! В череде великих дат

Священней всех других названий!

 

Непокоренный город

Спросите вы у Ленинграда,

У окровавленной Невы:

Что значат голод и блокада? –

И обожжетесь болью вы.

 

Он в пекле грозных был сражений –

Форпостом раненой страны,

В боях, не зная поражений,

Встал костью в пасти у войны.

 

Наш Ленинград непокоренный

«Дорогу жизни» проложил,

Как сокол, к солнцу устремленный,

Свободой гордой дорожил.

 

Смертелен голос канонады,

Но русский город тверже скал,

За героизм в кольце блокады

Навечно славу он снискал.

 

Победу не окупишь кровью

И миллионами смертей –

Лишь памятью святой, любовью

К Отчизне-матери своей.

 

Я славлю каждого солдата

И обелиски без имен.

Им память – лучшая награда

И гордый ряд родных знамен!

 

Потомки, головы склоните!

И девятьсот блокадных дней

Вы благодарно оцените –

И духом станете сильней!

 

Стоять на рубеже готов…

 

ЗОРКИЙ ЛУЧ

Третьи сутки бой артиллерийский.

Луч прожектора по небу рыскал,

Взглядом острым, пристальным и долгим

Темень мерно резал на осколки.

Но на самой бледной, ранней зорьке

Отыскал врага прожектор зоркий,

На «кресты» зенитчицы серчали,

Вмиг зенитки дружно застучали.

Уносились точно в цель снаряды,

И удаче все безмерно рады:

Вот «стервятник» головешкой полыхает,

С облегчением земля вздыхает,

Облетает эхом спящий город

Весть о том, что сбит проклятый ворог.

Смертоносный «крест» был уничтожен,

Луч прожектора вновь осторожен.

Он мигнул луне и ожил снова,

На посту у города родного,

По ночам он бдителен и грозен:

В дождь, в жару и в лютые морозы.

 

ЧАСОВОЙ МОСКВЫ

Иду я в ночь – я часовой,

Прожектор режет небо.

Подковок звон по мостовой…

А мне б – кусочек хлеба.

 

Я зорок на передовой,

Свой стерегу участок,

Тревожно: где-то под Москвой,

Снаряды рвутся часто.

 

Столица стала фронтовой –

Готова к обороне,

И каждый дворик – боевой,

Он чести не уронит!

 

Томящуюся темноту

Гвоздит мой шаг чеканный,

Но, если надо, на посту

Гранитным стану камнем

 

На линии кривых фронтов:

От севера до юга,

Стоять на рубеже готов –

Как лук – натянут туго!

 

ПРОЩАЛЬНЫЙ ШКОЛЬНЫЙ БАЛ

Выпускной прощальный школьный бал,

Лихо соревнуясь с вьюжностью,

С аттестатом крылышки раздал

Смелой бесшабашной юности.

 

Налетели немцы вороньем.

Резала смерть души по живому,

И столкнулись мальчики с врагом –

Жизнь учила их совсем другому.

 

Сорок пятый!.. Снова вальс звучит,

Золотом блестят медали,

Выпускной военный класс молчит –

В перекличке только двое встали.

 

Жаль. Не всем вернуться повезло.

С грустью вальс кружит послевоенный,

Не забыть нам вражеское зло!

И скорбят сердца по убиенным.

 

БЛОКАДНИЦА

Не спит блокадный зимний вечер.

Сидит старушка у окна,

Волчищем воет злобный ветер –

Ей на дежурстве не до сна.

 

Ее бомбило днем и ночью,

Боль серебрилась на висках

И душу разрывала в клочья…

Но жизнь людей – в ее руках!

 

Беду пригнали злые тучи –

Враг целил в сердце красоты –

Печален град, войной измучен…

Но сохранил дух чистоты!

 

Стекло с полосками-крестами.

В свирепой ярости метель,

В сугробах кладбища с цветами,

Готовят братскую «постель».

 

Усыпан серебром пушистым

Задумчивый пустынный двор…

Что сделала она фашистам?

За что грозит ей приговор?

 

Застыв в домашнем карауле,

Себя считая рядовой,

Глядела смело смерти в дуло,

Жила военною судьбой.

 

Ее пытали страх и холод

И загоняли в пустоту,

Пугали тьма и жуткий голод…

Но вновь старушка на посту.

 

Она скорбит в ночном дозоре…

Мерцает сквозь узор луна.

В мечтах – салютом светят зори,

Идет победная весна!

 

Враги сломить ее хотели –

Рвались снаряды вновь и вновь,

Но дух бессмертен в русском теле,

А с ним надежда и любовь!

 

Листая подвигов страницы…

 

СЛАВНЫЙ СЫН РОССИИ

Что в душах трепетных творится?!

На юбилей собрался свет –

Санкт-Петербургу ныне триста

Геройских величавых лет!

 

Листая подвигов страницы,

Блистают вехи чередой:

Парад победных дат столицы

Плывет эскадрой над Невой.

 

Нева – Истории свидетель,

Как город рос и расцветал,

Дарил он людям добродетель,

Вознес Петра на пьедестал.

 

Стоял как крепость днем и ночью,

Хлебнул с лихвою он войны,

Дома и судьбы рвались в клочья,

Не зная сна и тишины.

 

Ни разу не был покоренным,

Он духом, мужеством велик,

Из боя вышел опаленным

И гордый памятник воздвиг!

 

Душа его живет в музеях,

В театрах, в храмах, площадях,

Любовь счастливая – в аллеях,

В чудесных парках и садах.

 

Цвети и здравствуй, вольный город!

Пусть воплотятся все мечты,

Ты – сын России: вечно молод,

Ты – символ русской красоты!

 

***

Мы перед воинами павшими в долгу –

Они Отчизну заслонили грудью,

Не дали землю растоптать врагу…

Мы День Победы отмечаем с грустью:

 

Могилы безымянные не спят,

Земля – свидетель рокового боя –

Укрыла пухом ласково солдат,

Но души их не обрели покоя.

 

Героев неизвестных вечно ждут –

Нет давности для без вести пропавших,

Они в историю Отечества войдут

Суровым строем Побеждавших!

 

***

Я землю омывал своею кровью

И пóтом смыл с родной Отчизны грязь,

Чтоб люди навсегда расстались с болью,

И крепче стала меж сердцами связь.

 

Я всех живущих награжу Любовью,

Зажгу звезду, чтоб было им светлей,

И угощу домашним хлебом-солью,

Чтоб жизнь была добрее и милей!

 

***

Истерт семейный наш альбом,

Листаю бережно страницы –

Он для меня старинный дом,

Живая память – эти лица.

 

Я прошлое с любовью ворошу –

Победные открылись дали,

Как будто с фронта я пишу,

Чтоб внуки должное воздали!

 

***

Понять предательство я не могу –

Я думаю о Родине и сыне.

Уж лучше сгинуть мне в пургу,

В бездонной пропасти, в трясине,

Замерзнуть в огненном снегу

Или болтаться на осине,

Чем струсить и служить врагу...

От этой гнусной мысли сердце стынет.

 

Связь времен и поколений

Поленья прошлого горят в костре,

Теплом и мудростью нас греют

И догорают в  утренней заре,

Где гордые знамена реют.

 

В слоях времен хранится предков след.

История откроет тайны,

Скрывала правду сотни долгих лет,

Зря обвиняя только крайних.

 

Но Истина во все века права

И постигается не сразу.

Должны мы сами отыскать слова,

Чтоб уничтожить ложь-заразу.

 

Не разорвать союз былых времен –

Века скрепляются цепями,

Потеря памяти,  как и знамен,

Сулит нам оказаться в яме.

 

Росинка – в  прошлом капелька реки,

Песок – останки государства.

Его просторы были велики,

А что осталось? – Пыль от царства!

 

Склонитесь к стынущей золе,

Убейте мерзкие пороки

И, поклонившись матушке-земле,

Найдите чистые истоки.

 

***

Могилы мне напоминают верных вдов

И матерей – печальных, строгих, бессловесных,

Хранят покой своих мужей, сынов

И имена героев неизвестных.

 

За мужество достойны благодарных слов,

Их именам сверкать на пьедестале,

И каждый вновь на смертный бой готов,

Чтоб внуки

тверже стали

духом стали!

 

***

Война пришла. Я обхожу могилы

И памятники старины –

В кулак собрать стальные силы

Всех полководцев и солдат страны.

 

И говорю о горе страшном,

Постигшем снова нашу Русь,

С какою злостью в рукопашном

С фашистскою ордой дерусь.

 

Могилы обольются свежей кровью

Пришедшего за помощью бойца,

И оживут с телесной жуткой болью

Окаменевшие от времени сердца.

 

Узнав, что кровью Русь залита,

От скорбной горечи алел металл,

И треснули гранита плиты –

Российский дух, как встарь, восстал!

 

Я с непокрытой головою

Со знаменем Отечества стою,

Дружины строю под Москвою,

Овеянные славою в бою.

 

Пора за дело миром браться –

Зовет нас в бой набат колоколов,

Так встанем за Россию, братцы –

Солдаты Родины со всех веков!

 

***

О, сколько было всяких битв:

Кровопролитных и жестоких,

Призывов к Богу и молитв…

И поиск истины в истоках

Дел праведных на всей Руси –

Царили разные эпохи;

Ты у Истории спроси:

Среди «Ура!» услышишь вздохи.

 

***

В Историю веков вписалась эта Дата.

Внезапна боль. Стих мирный ход часов.

Война. Теперь нам не до роз в горниле ада:

Над Родиной звучит набатом грозный зов.

 

А сердце сжималось, но всё же любило.

Пусть беды смешались с потоками слез –

Любовь не взорвало, ее не убило,

Хоть всюду стонало, гремело, рвалось.

 

***

Из какого металла слава?

Золота чистого иль серебра?

Наше дело поистине право,

Слава – из всенародного сплава

Стали, подвигов, веры, «Ура!»

 

Поленья Прошлого горят в костре…

 

ДЕТСКИЙ ПОРТРЕТ

Я рисую детский свой портрет,

А в глазах война зияет злобно.

Шестьдесят уж минуло мне лет –

До сих пор я вижу взгляд загробный.

 

На лице вся летопись войны –

Отпечатки мирового действа…

По мальчишеским глазам страны

Сразу видно: мы лишились детства.

 

ЦЕЛЕБНЫЕ ЖЕНСКИЕ РУКИ

Пытаюсь в дрёме я забыться,

От боли мысли в забытьи,

Но с жизнью не дают проститься

Лебяжьи рученьки твои.

 

Они коснулись нежно тела –

Вдруг в сердце встрепенулась жизнь,

Любовью душу ты согрела –

Надежды искрами зажглись.

 

Я встану! Сердце пусть не ропщет –

Ступлю за непокорный тот порог,

И в бой – пока родную землю топчет

Фашистский кованый сапог!

 

РОССИЙСКИЙ ФЛОТ

Корабли, корабли, корабли!

Бороздите морские просторы,

Островки вы родимой земли,

И домой возвратитесь вы вскоре.

 

Как скучают о вас берега,

А за бортом соленые воды

Омывают стальные бока

Самой крепкой на свете породы.

 

Моряки, моряки, моряки!

Вы овеяны славой морскою,

Ваши светлые души легки,

Все герои оплаканы мною.

 

Вы российский немеркнущий щит!

Не пугали вас вражьи снаряды,

Пусть железо от боли трещит,

Но сердцам не страшны канонады!

 

Корабли, корабли, корабли!

Штормовые безбрежные волны

Столько жизней в боях унесли,

Но остался характер ваш вольным.

 

Гонят волны печаль не спеша,

Горькой солью борта пропитали…

Не погибла морская душа,

Будет вечно хранить ваши дали.

 

ТРЕВОГА НА ДУШЕ

Грозивший смертью сорок первый,

Сразил меня у Брестских стен,

В бреду я слышал топот мерный

Сапог фашистских. Значит, плен…

 

Потом бараки, пытки, штольни,

Желанье сдохнуть поскорей –

Меня сдержал сынишка-школьник,

Я рвать готов был палачей.

 

Терпел и ждал, сжимая волю

В зубастый каменный кулак,

Уверен был – побег устрою,

И не пугал меня ГУЛаг.

 

И я бежал, укрывшись ночью,

Ведь жажда воли велика,

Душа звала рвать фрицев в клочья,

Громить заклятого врага!

 

Прошел штрафбат, и смрад пехоты

Развеял над собою дым.

Я помню в тыл врага походы –

В разведке был неукротим!

 

Осколки с пулями кромсали,

Врачи же возвращали в строй,

Дух закалялся крепче стали

В атаках на передовой.

 

Звезды Героя удостоен –

В боях мужал и стал сильней…

Я жив… Но вновь я не спокоен:

Что будет с Родиной моей?!

 

***

Счастливые ночи –

всегда короче,

Счастливый заснуть

едва ль захочет.

А если на сердце

скорбь и беда –

Лишь притупляется

боль иногда.

Солдаты гнали

и днем и ночью

Фашистов свору,

как стаю волчью.

Победный миг

Ковали прочно,

Чего хотели –

все знали точно:

Пусть сгинет

смертная орда

С земли российской

навсегда!

 

ОДНА СЕМЬЯ

С войною в ногу я шагаю,

И смерть идет со мной след в след,

От голода изнемогаю,

Но виден мне Победы свет.

 

За Родину я буду драться,

И за семью готов я в бой:

Со мной жена, отец и братья,

Веду друзей всех за собой.

 

Всем миром бьемся за Россию –

И не страшимся вражьей тьмы.

Не устоять фашистской силе –

Ее растопчем вместе мы!

 

КОМСОМОЛЬСКИЕ СЕРДЦА

Жизнь временем испытывает нас.

Услышав смертные раскаты

Ты, юность, поняла: твой пробил час –

И стала в строй солдатом. 

 

Да, опытом седых веков

Славна история России,

Отчизна позвала сынов,

Чтоб защищать края родные.

 

Мы, дети нашей матушки-земли,

Верны присяге и приказу.

Мы столько дней к Победе шли,

Чтоб сжечь фашистскую заразу.

 

У поражений нет имен,

Сначала на шелках печаль лежала,

Но слава боевых знамен

Бойцовским духом заряжала.

 

Морозным вечером иль жарким днем

Вперед рвались отважно комсомольцы,

Нас согревал немеркнущим огнем

Победный факел юности и солнца!

 

ВЕРА В ПОБЕДУ

Набат колоколов

нам возвестил начало,

Земля опять

войну встречала.

Чернее даты нет –

жизнь с болью закричала,

От череды народных бед

по-бабьи завывала.

И воцарился мрак –

смерть каждого стращала,

Был беспощаден враг,

но храбрость выручала.

В душе нас грел секрет:

в себя мы верили с начала!

Ведь за Победный свет

и жизни будет мало!

На наш святой Алтарь

венки возложим мы,

И как когда-то встарь

Победы приумножим!

 

***

Пусть безымянные могилы

Откроют имена солдат,

Чтоб обрели потомки силы

И знали цену славных дат.

 

Сладкий дух победы

Лилась рекою кровь из вен,

            Но Ленинград вставал на подвиг снова.

Кольцо, блокада… Но не плен! –

            Такого он не знает слова!

 

Он душу измотал врагу,

И стал сильнее вдвое.

Не раз смерть видел на своем веку –

Но всё ж героем выходил из боя!

 

Победа где-то далеко,

А в двух шагах – лицо печали,

Но с верой выстоять легко.

Здесь каждый день Победу ждали.

 

Трагичен у войны пролог.

Снарядов вой, бомбежки, голод,

Но город сдаться в плен не мог –

За стойкость он России дорог!

 

В войне начало есть, конец:

В день первый – черные оттенки;

И долгожданный золотой венец! –

Священна у Истории оценка!

 

А между ними – смерть и кровь,

Потери горькие и беды,

Но сердце согревают вновь

Любовь и сладкий дух Победы!

 

Ветеранам

Боевые ветераны,

Перед вами мы в долгу,

Стонут, ноют ваши раны

В зной палящий и в пургу.

 

Нелегко вам было в жизни –

Пережили вы войну,

Были преданы Отчизне,

Защитили мир, страну!

 

Воевали не за славу

И к победе шли вперед,

Заслужили вы по праву

Уваженье и почет!

 

Постареть пришлось вам рано –

Не щадили жизнь в бою.

Если грянут барабаны,

Вы по-прежнему в строю.

 

Фронтовое поколенье,

Вами пройден трудный путь,

Нет сейчас вам облегченья:

Жаль, былого не вернуть.

 

Вас все меньше с каждым годом,

Вы теряете друзей.

Вы бесценный фонд народа

И хранители идей!

 

Жизнь свою прожили честно,

Жесткий счет вели с себя,

Дорожили словом, честью,

Вам История – судья!

 

Кровоточат в сердце раны,

Но в глазах священный свет!

Дорогие ветераны,

Счастья вам и долгих лет!

 

***

Победа общая у нас –

Ее дыханье чувствуем сейчас!

Помянем всех, кого уж нет,

Гори в их честь, Победный свет!

 

 

 

 

 

Посвящается 65-летию Победы

над фашисткой Германией

Священный ветер Родины

Поэма в трех частях

Часть первая

СУДЬБА СКРИПАЧА

Нет Родины моей милей,

Беду и радость разделяю с ней.

Когда ты молод, полон сил –

Ты всё бы в мире покорил,

Ты б необъятное объял,

Сказал бы: «Шар земной мне мал!»

Но – покоритель всех дорог –

Без Родины бы жить не смог!

 

1. ВСТРЕЧА

Явились вечером друзья,

И с ними засиделся я.

Вели мы долгий разговор

О высоте великих гор

И красоте чужих миров:

Заморских стран и островов.

Я вспомнил молодость свою

И жизнь в загадочном краю,

Где я родился среди роз

И был испытан сотней гроз,

Как сказочный цветок земли…

Меня же странствия влекли,

И в мыслях я летал вдали –

В диковинных чужих местах,

Селеньях чудных, городах,

Где побывал десятки раз!

Я начал не спеша рассказ.

 

Прошел я море-океан

И повидал немало стран,

До дыр истерт мой чемодан –

Удел такой мне Богом дан.

Запал мне в душу городок:

Я был в плену ночных дорог,

В восторге, будто от картин,

От фантастических витрин.

Бежит послушная река,

В граните красном берега,

Там правит прибыль-госпожа,

А на коне король-ханжа.

Монако – царство казино,

Где балагурят, пьют вино,

Рулетку крутят до утра;

Когда пошла ва-банк игра,

Все затихают, чуть дыша…

И вдруг поет, звенит душа

У тех, кто выигрыш вкусил…

У проигравших нет ни сил,

Ни воли что-то изменить –

Им остается с горя пить.

Но я не знал, чем им помочь,

И уходил с досадой в ночь.

Здесь жизнь заморская цвела,

Меня куда-то ввысь влекла…

Но день за днем бежали дни –

Не грели душу мне огни,

Сверкая холодом аргона.

Любил я русские знамена…

Я помню: расцвела весна,

И было ночью не до сна,

И вдруг я слышу голос мой:

Душа звала меня домой!

«Россия – ты судьба моя!

Как без тебя скучаю я!»

Покинув заспанный отель,

Я разогнать печаль хотел.

Зашел в дешевый ресторан,

Где люд гулял из разных стран.

Привлек вниманье музыкант –

Красивый, статный как атлант!

Стоял в обнимку с гитаристом

В рубахе яркой, золотистой,

Среди взлохмаченных певиц

И длинноногих танцовщиц.

Своим он видом восклицал,

Казалось, мир весь целовал!

В глаза ж бросались его руки –

В безделье мучились от скуки.

Как скрипку бережно он взял,

Зал замер – мастер заиграл!

Смычок был трепетен, могуч,

Метался, словно в клетке луч,

И музыка лилась с небес

И увлекала в поле, в лес…

А вдохновленный виртуоз

В подмостки сцены словно врос.

Владея душами людей,

Как будто ангел иль злодей,

Зажечь он каждого сумел,

А сам был строг и бел, как мел.

Красивы руки и проворны

И только музыке покорны.

Сверкали искры в каждом звуке,

Забыв, что с родиной в разлуке,

Во мне кипели бурно страсти –

Я ликовал во власти счастья!

Невольно сердце трепетало,

Меня нетерпеливо звало

Испить нектар – любви глоток!

Вдруг гордый голос скрипки смолк.

На миг скрестились наши взгляды –

Лишь миг, а души были рады!

Возликовал, взорвался зал…

Маэстро я к себе позвал.

При свете свеч, почти во тьме

Скрипач подсел за стол ко мне –

Взволнован чем-то был гигант…

Я выпил за его талант,

Сказал, что из России я –

Там родина моя, семья.

С ним объяснялся по-английски,

А он с улыбкой выпил виски,

И вдруг открылся: «Земляки!..»

Мы встретились, как две реки!

Он ждал минуты этой страстно!

И ждал, выходит, не напрасно.

 

2. ОТКРОВЕНИЯ ЗЕМЛЯКА

По-русски он обнял меня,

Потом, судьбу свою браня,

Забыв про скрипку, шумный зал,

Он о себе мне рассказал:

Про боль в душе и про печаль.

Несчастного мне стало жаль…

Я слушал исповедь его,

Что с ним случилось, отчего

Он здесь осел и стал уж сед,

Хотя ему лишь тридцать лет.

 

Признался мне он сгоряча,

Волнуясь, чуть ли не крича:

Как старый дуб, он увядал

И по Отчизне здесь страдал!

Она, как призрак – далеко…

А жизнь на волоске его.

«Свободой был я опьянен,

Властями тут же обвинен,

Что не такой, как все, и гордый

И ненавижу злые морды –

Им всё не нравилось во мне,

Ведь я чужим был в их стране!

Здесь «любят» бедных дураков.

Раз прибыл в общество волков,

То научись вилять хвостом

Перед пузатым «кошельком».

Но я сломать себя не смог –

По жизни, видно, не игрок…

Не раз хотелось выпить яд –

Осточертели все подряд.

Но страх сильнее был в тот миг,

И мысль, что цели не достиг,

Меня спасала каждый раз.

Но к срыву близок и сейчас,

Искусно лгал я сам себе,

Что жизнь моя прошла в борьбе.

На самом деле жил, как трус,

Неся на сердце тяжкий груз.

Как мышь, боялся я всего,

И жаждал счастья своего:

Смешались в жизни ночь и день,

Я прятался от света в тень,

И стал бы точкой смертной круг…»

Прощенья попросил он вдруг,

Его кружилась голова,

Он повторил мои слова:

«Россия – ты судьба моя!

Как без тебя страдаю я!»

Он вспомнил детство, вечера,

Как будто было всё вчера,

Когда рыбачил у моста…

Его беда как мир проста:

В душе сидит змея-тоска –

Из-за нее и жизнь горька.

 

3. РОКОВАЯ ЦЫГАНКА

В семнадцать лет влюбился он

И взглядом насмерть был сражен

Одной цыганки молодой –

Красивой, гордой, озорной!

Она была румяней роз,

Глаза ее не знали слез.

Пока цыгане крепко спят,

Распустит волосы до пят,

С гитарой сядет у костра,

И льются песни до утра.

Встречались тайно, по ночам,

Пьянящим верил он речам.

Он не сводил с цыганки глаз

И слушал с жадностью рассказ

О жизни вольной, кочевой…

Она ж, качнув чуть головой,

Срывалась с места, и тотчас

Луна пускалась с нею в пляс.

К утру стихало всё в любви,

И запевали соловьи;

И пела юноше она,

Что будет век ему верна.

Расстаться с милой было жаль,

И он умчался с нею в даль…

Но не нашел он счастья там.

Чтоб избежать цыганских драм,

Сбежал из табора тайком.

Жизнь полетела кувырком!

Писать он начинал роман

Про чувства к ней и про обман…

Но тот роман в костре спалил

И душу этим погубил!

 

4. СКИТАНИЯ

Мятежный дух его носил,

Как ветер – лодку без ветрил.

Хотел он по-цыгански жить,

Вдыхать свободу, жадно пить

Запретной вольности нектар

И хмель ночей, и солнца жар.

Внушил себе, что и один

Он может жить, как господин,

Что многого добьется он.

Но жизнь, подчас, как страшный сон!

И вышло всё совсем не так…

С тех пор он мечется, чудак.

«Вернуться б в детство, – он мечтал, –

Взглянуть на свой родной Урал,

Увидеть лес, пчелиный рой,

Прижаться к матери родной,

Хотя б на миг, хотя бы раз –

Как горько, стыдно мне сейчас…»

Сгорели радостные дни –

Остался без друзей, родни,

Как волк затравленный, один,

В печали дожил до седин.

Но не дано ему узнать,

Когда отца увидит, мать,

Друзей, соседей и родных…

Как тяжело ему без них!

 

Бедняга дал мне медальон,

Я понял, как страдает он.

Попав в хмельную кабалу,

Он ходит от стола к столу,

Подносят стопочки ему,

И он не знает, почему

Приветливо кивает им

И пьет с одним, потом с другим…

Вот так проходит день за днем –

Летит все к черту кувырком.

От пьяных будней так устал!

Об этом разве он мечтал?!

Хотелось быть ему певцом

Или ученым, мудрецом…

Судьбу о милости просил,

Но не осталось больше сил,

Чтоб разорвать порочный круг.

 Душою овладел испуг,

Боится он теперь всего,

А жить в тревоге нелегко.

 

5. НАДЕЖДА НА ВОЗВРАЩЕНИЕ

Узнав о муках скрипача,

Сказал ему я сгоряча:

«Встречал таких и раньше я,

Хоть не священник, не судья,

Но дам тебе один совет,

Не торопись ответить «нет».

Всех беглецов я презирал –

Для них вся жизнь – сплошной вокзал:

Сегодня здесь, а завтра там.

Не жизнь, а просто тарарам…

Послушав сдуру сатану,

Родную бросили страну…

Удачу за короткий срок

Мечтает обрести игрок,

Лишенный здравого рассудка –

Для простаков такая «утка»,

Что стоит только захотеть,

И можно миллион иметь!

Не буду я «читать мораль»,

Но мне таких скитальцев жаль.

Коль на душе метель, дожди,

То сам себя ты осуди.

Мы задним все крепки умом!

Скажи, кто гнал тебя силком?

Неужто ты не понимал –

Ты здесь никто, ты слишком мал,

Чтобы добраться до вершины,

Ты, жалкий винтик от машины!»

 

…Я старше был на двадцать лет,

Теплом Отечества согрет,

Я чувствовал страны дыханье,

Полей, лесов благоуханье.

Скрипач же этого лишен,

Он был растерян и смешон.

Хотелось мне помочь ему,

И сам не понял, почему

Решил вернуть его домой…

Я рассказал про город свой.

Воспев любимую страну,

Напомнил истину одну:

Там, где родился, там живи,

Будь предан дружбе и любви,

Учись, работай и твори,

Придет пора, ну что ж – умри.

Напрасно не кори других –

У них полно забот своих.

Оставь наследникам дела

И не держи на ближних зла.

 

6. НОСТАЛЬГИЯ

Хоть начал я издалека, –

Он молча слушал земляка

И не скрывал своих волнений!

В глазах мелькала тень сомнений.

Но в спор он не вступал со мной,

Подавленный своей виной.

«В краю, где родина отцов,

Полно умельцев-удальцов

С особой выдумкой, смекалкой,

А главное – стальной закалкой.

Летать их тянет в небесах,

Бродить в полях, в густых лесах.

Народ наш гордый, боевой

И край оберегает свой.

В боях прошел огонь и воды

И уважает все народы,

Миролюбив и дружен он,

Противник даже малых войн,

Несущих людям смерть и вред,

Потоки крови, горы бед.

Как на подбор у нас мужчины,

Крепки, как горные вершины,

Их радость в творчестве, в труде,

Плечо подставят всем в беде.

Азартны в меру и ловки,

Все с детства меткие стрелки.

Не занимать им воли, силы,

Сердец немало покорили

У юных дев и стройных дам:

О чувствах пылких знаю сам.

Их жены, дочери красивы,

Добры, изящны, горделивы.

 

Прекрасны наши города –

Их не забудешь никогда!

Всегда, в любое время года

Полно приезжего народа,

Всех неизвестное влечет,

Местам чудес потерян счет!

Вдали в лучах сверкают горы,

Устремлены с утра к ним взоры.

Любовь и счастье даровал

Родной наш батюшка-Урал!

Такого края в мире нет,

Хоть обойди весь белый свет,

К богатствам горным и лесным

Нас возвращают сказки-сны:

То по пещерам бродишь гулким,

То ищешь чудные шкатулки:

Как малахиты в них горят –

О женских чарах говорят!..

 

Так неужель не встретил ты

Ту женщину своей мечты

И до сих пор не смог жениться

И мечешься, как в клетке птица?

 

Душой ты беден и убог –

Таким не помогает Бог.

Не знает горе чувства меры,

В борьбе за жизнь – нельзя без веры!

Ты охлади свои печали,

Пиши письмо, чтобы встречали

Те, кто тебя с тревогой ждет,

Те, по кому тоска живет!»

 

7. РЕШЕНИЕ ВЕРНУТЬСЯ

Земляк послушал мой рассказ,

И слезы брызнули из глаз;

Он не стеснялся горьких слез

И внятно, с чувством произнес:

«Я здесь всего уже вкусил,

Жить на чужбине – нету сил.

Засел в трясину глубоко

И выбраться мне нелегко,

Хочу подняться я со дна,

Но не пускает сатана!

Я возмущался, бунтовал,

В ответ – лишь оскорблений шквал,

Претензий, ложных обвинений,

И я погряз в плену сомнений.

Меня нелегкая влекла

В рассадник пошлости и зла.

Я думал, что от испытаний

Уставшая душа восстанет.

Но снова я ошибся больно –

Что значит жить – безбожно, вольно!

Я загубил талант, а он

Как облачко, как махаон.

Как жаль потерянные годы!

Не надо мнимой мне свободы,

Ты откровениям поверь:

Не ту открыл я в жизни дверь.

И вовсе не в цыганке дело,

Меня обида годы ела…

 

И вот мне встретилась вдова –

Богата, пылка на слова,

А в сердце нет ни чувств, ни страсти,

Хоть разорви ее на части.

Мила, на внешность хороша…

Но не лежала к ней душа!

Жила легко, одним лишь днем,

А всё вокруг – гори огнем!

Но я прощал ей все грехи…

Когда признал: дела плохи,

Не вынес грязи, унижений,

Ушел достойно, без «сражений».

 

О, если б всё вернуть назад!

Увидеть добрый отчий взгляд,

Встающую на зорьке мать…

Нет, не хочу я умирать!

Как жаль, промчалось вихрем время,

Но помню милое мне племя

Бесстрашных, юрких пацанов,

Сбегавшихся со всех концов,

Чтоб проявить свое уменье,

Сноровку, силу, вдохновенье…

Увидеть хочется сестер,

Разжечь племянникам костер,

Плутать в ночном лесу кругами,

А возвращаться днем лугами,

Смотреть, как родничок течет,

И к Музе ласково влечет.

 

Я здесь не радуюсь парадам,

Богатым, пышным маскарадам.

Не те тут небо и земля,

Луна, и солнце, и поля…

Меня загнали в темный угол,

Я существую в мире кукол.

Боль в сердце и душою болен,

Но встречей тронут и доволен.

Казалось, сжег я все мосты,

И вдруг – из сна явился ты:

От слов правдивых было жарко,

А годы прожитые – жалко.

Я не хочу, как прежде, тлеть,

Хочу душой воспламенеть.

Жить на чужбине не могу

И даже злейшему врагу

Таких страданий не желаю.

Я кланяюсь родному краю

За то, что он во мне живет,

Надеюсь, не забыл и ждет.

Спасибо, брат, за твой рассказ –

Ведь ты меня от смерти спас.

В себя поверил я сейчас:

Во мне открылся третий глаз.

Я всех люблю! Так учит Бог.

Нет выше счастья, чем Любовь!»

От этой выстраданной фразы

Глаза сверкнули, как алмазы,

И прошептал он тихо мне:

«Хочу приехать по весне…

Я птицей полечу домой

На встречу с матерью родной».

 

8. ПИСЬМО К МАТЕРИ

«Родная матушка моя!

Как без тебя скучаю я!

Сыновний шлю тебе привет

И жду родительский совет.

Прости вихрастого парнишку –

За всё наказан, даже слишком!

За то, что бросил я семью,

Теперь из горькой чаши пью –

Мне до безумия обидно,

Но такова судьба уж, видно.

Искал я для души работу,

Нашел же тяжкую заботу

Матросов буйных веселить

И вместе с ними виски пить.

Живется здесь мне очень трудно,

Противно быть шутом и нудно!

Когда же, матушка моя,

Вернусь я в отчие края,

Прижмусь к тебе тревожной грудью

И поделюсь тяжелой грустью?

Я не могу найти покоя,

Не знаю: в этой жизни кто я?

Совсем один я в мире целом,

Давно у смерти под прицелом.

А детство видится простым:

Горячим, светлым, золотым!

Теплее нету нашей печки,

Красивей бурной горной речки.

Всем улыбается луна,

А на душе любовь, весна!

Чуть в небе зажигались свечи,

Садились мы за стол под вечер,

Из блюдцев пили крепкий чай

На травах – только подливай!

…Луга, сады, обрыв к реке

Остались где-то вдалеке.

Мне жаль, что мы с тобой в разлуке –

Она сильнее страшной муки.

И кажется, десятки лет

Не виден в жизни мне просвет.

Боюсь идти в свою нору:

Тоски не вынесу – умру.

Здесь нет друзей и нет родни,

В томлении считаю дни.

Тебя я помню молодой,

А сам давно уже седой.

Так позови меня в дорогу

С чужбины к отчему порогу.

Хочу я рядом быть с тобой,

Какой же прежде был слепой:

Сбежал тайком, не попрощался

И столько лет не возвращался!

Я об одном прошу: прости,

Что слишком долго был в пути.

Душою я почти мертвец,

Еще чуть-чуть – и мне конец.

В твоих глазах я низко пал,

Родная, как же я устал!

Меня в молитвах помяни,

И я воскресну в эти дни.

О скорой встрече я мечтаю

И кланяюсь родному краю,

Травинке каждой, облакам,

Горам, равнинам, ветеркам

И красоте берез, осин…

Целую крепко. Блудный сын».

 

Мерцали в зале тускло свечи,

И музыка лилась весь вечер,

Всю ночь, до самого утра…

Но отправлять письмо пора…

Незабываемая ночь

Хотела страннику помочь.

 

9. ПОПЫТКА САМОУБИЙСТВА

Письмо отправив, сник артист,

Душа стенала: «Я нечист…»

Пугали страх и неизвестность

И собственная бесполезность.

Готовый сокрушить все стены,

В безумство впал и взрезал вены:

Пусть смерть избавит от позора

И материнского укора!

 

Я отыскал его в больнице –

Он до сих пор не мог смириться,

Хоть обрела душа покой,

Хоть в мыслях он летел домой.

«Вдали от дома мы сейчас,

Но цели разные у нас –

Тебя-то ждут, ты нужен там,

Меня ж не пустят к воротам».

Я каждый день общался с ним

И убедил, что он любим.

Ведь сердце матери терпимо

И ждет всегда, хоть и ранимо.

Тепло я с ним расстался вскоре,

Ушел с душой спокойной в море.

Но скрипача не забывал

И за него переживал…

 

10. ВОЗВРАЩЕНИЕ СКРИПАЧА

Из писем я узнал потом:

Скрипач вернулся в отчий дом.

Не побоялся подлых слухов,

Собравшись наконец-то с духом,

Отправился в свой край родной

С заветной целью лишь одной –

Увидеть мать, обнять отца…

От счастья плакал без конца.

…Родные не держали зла –

Его душа опять светла,

Как было раньше в милом детстве.

Нашел он действенное средство,

Которое, как мир, старо:

Всем людям делать лишь добро!

Он просыпался утром рано,

За дело брался бойко, рьяно

 И добрым праведным трудом

Нес радость в каждый мирный дом.

На скрипке вечером играл –

Душою обнимал Урал.

Все слушали его игру –

Он призывал к любви, к добру.

Когда смычок он в руки брал,

Мгновенно каждый замирал,

При первых звуках чудо-скрипки

Сверкали искренне улыбки,

Светились радостью глаза –

В них отражалась бирюза

Небес и ласкового моря,

А он, с природой словно споря,

В волшебный мир их уносил

И прибавлял духовных сил.

 

11. ПОЭМА СКРИПАЧА

А вскоре возвратился я –

Обнялись крепко, как друзья,

Хотелось много рассказать,

О планах скрипача узнать,

Поэтому встречались часто,

Он рассуждал о жизни, счастье,

Твердил: нет Родины милей

И посвятил поэму ей.

По духу были мы близки,

И я, прочтя черновики,

Не мог не согласиться с ним:

Наш мир красив, необозрим!

Скрипач трудился много лет –

И вот поэма вышла в свет.

«… Весной цветущие сады

Видны прекрасно с высоты

Полета гордого орла,

И мысль крылатою была!

Мне дорог край мой и любим –

Он для меня неповторим!

Красивы горы и долины,

Поля, просторные равнины,

Спешит к ним резвая река –

Ее дорога далека,

Чудесней нет на всей планете:

Купает звезды в лунном свете

И гамму красок от зарниц.

В лесах так много вольных птиц –

Они на солнышке играют

И гимн поют родному краю!

На зорьке выбежишь во двор –

Всё завораживает взор!

Окинешь даль влюбленным взглядом,

И мысль приходит: счастье рядом!

Оно во мне, всегда со мной,

Я снова сильный, молодой!

Другого рая мне не надо –

Дарован мне он, как награда!

Люблю бродить в бору сосновом,

Где рвется на свободу слово.

Лес полон  ягод и грибов,

А в речке – редкостный улов!

Я наслаждался сном в палатке –

Под птичьи трели спится сладко!

А утром встретят рыбаки –

Ухой накормят у реки,

Вода в ней, как родник, искрится,

Журчит, а ночью серебрится,

У всех есть дом, цветущий сад,

И каждый встретить гостя рад –

Я восхваляю тех творцов,

Строителей и мудрецов…

Но в мире бродят злость и месть.

Для воинов священны честь

И долг перед своим народом,

Пусть силы крепнут с каждым годом,

Пусть возвращаются с войны

России верные сыны!

Пусть все, кто с Родиной в разлуке,

Отечества услышав звуки,

Вернутся в свой родимый дом,

Чтоб счастье поселилось в нем!»

***

О музыкант! Лети, как птица!

Пусть боль твоя не возвратится!

 

Часть вторая

Заветы старца

Зачем родился человек?

Чтоб сделать золотым свой век!

Прошли десятки лет с тех пор.

У смерти с жизнью вечный спор…

Вдруг иссякает твой родник,

Последний откровенья миг –

И ты, познавший цену Жизни,

Готовишься к достойной тризне…

 

1. ПРОЩАНИЕ С РОДНЫМИ

На свете много есть умов.

В одном из стареньких домов

Почтенный старец умирал,

Родных и близких он собрал.

На протяженьи многих лет,

Он нес в народ ученье, свет –

Известный миру просветитель,

А для детей – простой учитель…

Когда старик открыл глаза,

Скользнула горькая слеза –

Сухой он стер ее рукой,

Привстал, нарушив свой покой,

Окинул взором молодых:

Праправнуков, детей седых…

И скорбь увидел в лицах их –

Дом помрачневший вмиг притих.

 

Хотел родных приободрить,

Надежду близким подарить,

Однако голос изменил,

Но всё ж нашел остатки сил:

С родней прощаясь навсегда,

Смотрел туманно в никуда.

Поняв – от смерти не уйти –

Он подводил итог пути:

«Покинуть вас мне суждено,

Гляжу, что вам не все равно,

На лицах вижу боль, печаль…

Тень смерти я не раз встречал –

Как никогда она близка,

Ее костлявая рука

Мучительно вцепилась в горло.

Я смело ухожу и гордо.

Пусть будет ваша жизнь светла,

Полна семейного тепла,

Стремитесь, внуки, чище быть,

Своих родителей любить

И помогать им в трудный час,

И счастье не забудет вас.

Все ваши прадеды, отцы

По жизни были молодцы!

Их не пугали кровь и смерть,

Им удалось врагов стереть  

С родной земли в честном бою,

Отчизну защитить свою,

Жизнь матерей, детей сберечь,

И, усмирив кровавый смерч,

Спасти любимый отчий дом,

Где родились мы и живем.

Но мир чужой не однороден –

Уж так устроено в природе.

Переступив родной порог,

Хлебнете вдоволь вы тревог,

Сомнений горьких и проблем –

Они присущи ныне всем.

Теряя с этим светом нить,

Прошу, коль обижал, простить,

Желаю счастья всем, добра,

Любви и злата-серебра.

Мне хочется сказать про то,

Чего не скажет вам никто.

 

2. В ЛЕСУ

Я помню детские года.

О, как я грезил иногда!

Однажды на меня нашло –

Мной завладели скорбь и зло.

В минуты слабости своей

Хотел я вырваться скорей

Из мира горестей и тьмы:

Надлом души – страшней тюрьмы.

В больном бреду приснился бес,

В обличье ангела с небес

Шептал медовые слова –

От них кружилась голова.

Я с радостью покинул всех –

Услышал лес мой дикий смех.

Светило солнце высоко,

Забрел я очень далеко,

Дорогу потерял назад,

И по-мальчишески был рад

Избавиться от всех людей

И жить, как царь иль чародей

Среди зеленой красоты,

Где скрыта дымка высоты.

Волчонка я напоминал –

Так был беспомощен и мал.

Невольно стал я, как немой.

…Вдруг позвала душа домой –

Блуждая в зарослях-кустах,

Я злился на себя в сердцах.

На дуб могучий я залез:

Увидел мрачный мертвый лес,

Клубы густые черных туч

Скрывали солнце, каждый луч.

Я пленник в темном царстве сосен –

Их вид пугающий был грозен.

Подавленным спустился я,

Кружилась голова моя.

Как только грянула гроза,

С испугу я закрыл глаза

И понял: это не во сне…

Казалось, смерть пришла ко мне:

Горел от молний небосвод,

И туч носился хоровод,

Земля дрожала, гром гремел –

Я съежился, а сам как мел…

Три дня голодным проплутал,

В траву высокую упал,

Не чувствуя ни ног, ни рук,

Дрожал! Мной овладел испуг!

В ушах стоял зловещий шум…

Но подсказал мне детский ум,

Что надо вырваться на свет…

Мне словно кто-то дал совет,

Я встал и заспешил вперед,

Нашел тропу, а в речке брод

И вышел к дому наконец –

Как были рады мать, отец!

 

3. ПУТЕШЕСТВИЯ ПО МИРУ

Но страсть с годами не стихала,

И что-то вновь в дорогу звало.

Я жизнью рисковал не раз

И помню, помню, как сейчас:

В тот год исполнилось мне тридцать!

Я с миссией был за границей

Доставить груз гуманитарный.

Вдруг – дым и чую газ угарный.

Внезапно прерван был полет:

Упал на джунгли самолет –

В живых один остался чудом,

Повис на ветках с парашютом;

Неделю в дебрях я плутал,

Из лабиринта путь искал,

Был принят племенем дремучим,

К чужим обычаям приучен.

Вождь искренне дружил со мной,

Не отпускал меня домой.

Но я его перехитрил,

Из плена вышел слаб и хил.

Какое счастье быть свободным!

Себя считал я благородным

И презирал всегда вражду:

Подарки посылал вождю.

***

Жизнь человеческая – миг!

А мир изменчив, многолик,

Дарил мне массу испытаний,

Чтоб набирался мудрых знаний.

Я шел судьбе наперекор,

Плутал в песках, срывался с гор

И замерзал на льдинах вечных,

Страдал от жгучих ветров встречных,

Тонул и в реках, и в морях,

В пучину прыгал второпях,

Когда ко дну шло наше судно;

Грести часами было трудно.

Но я помог другим доплыть,

О страхе гибельном забыть.

Стихия уступает смелым,

Уверенным в себе, умелым,

Готовым биться до конца,

Пока их пламенны сердца.

Я на себе проверил это,

В опасностях прошел полсвета.

Один бывал на островах,

И гнал я прочь невольный страх…

Горел в лесах дремучих дважды

И хоть изнемогал от жажды,

Ожогов, духоты и боли,

Но не терял я силу воли

И выход все же находил,

Людей из пекла выводил…

Я благодарности не ждал,

А только новых стрел и жал.

Поблажек в жизни не просил

И не жалел здоровья, сил,

Ведя борьбу с жестоким злом,

Пускал в ход кулаки и лом.

Я стоек был в делах и в бедах,

За правду бился до победы.

 

Во время долгих путешествий

Я был свидетелем нашествий

Голодных бешеных зверей

На поселения людей;

Вкусив разгул стихийных бедствий,

И, поседев от их последствий,

Как мог, бездомным помогал,

И нищих я не презирал.

 

4. ДУХОВНОЕ ВОЗМУЖАНИЕ

О, как мне не хватало знаний!

Душа не вынесла терзаний –

Отправился я в новый путь:

Познать себя и жизни суть.

Восток готовил мне сюрприз,

Когда я совершал круиз –

Грозил всю жизнь перевернуть,

Определил дальнейший путь.

Мне с ветрами пришлось плутать

И пленником пустыни стать,

Я шел из Ближнего Востока,

Искал спасителя-пророка.

***

Предстал оазис предо мной,

И я – измученный, больной –

Зашел в дом старца-мудреца –

Похожим был он на отца:

Такие же фигура, рост,

Внимателен к другим и прост.

Неважно кто – бандит, калека…

Он в каждом видел человека!

Народ считал его святым –

Я захотел остаться с ним

И стал его учеником,

Искал истоки веры в нем.

Я погрузился в тайны книг

И в суть преданий старых вник.

В Египетском монастыре

В прохладе был, как на костре,

И льнул к посланиям святых,

По времени давно седых.

Меня дивил четвертый век,

Где каждый автор – Человек!

Святые имена: Антоний,

Макарий мудрый и Пахомий…

Свой путь земной я осознал –

Как будто послан был сигнал.

Донесся голос как с небес:

– Уйди в обитель или в лес.

Но прежде миссию исполни,

Свое предназначенье помни:

Себя ты должен испытать –

Страдать, потом героем стать.

Покончи с тягостной рутиной,

И в путь – на встречу с Аргентиной.

 

5. НЕТ РОДИНЫ МИЛЕЙ!

Ослушаться никак не мог,

Я в спешке и в кратчайший срок

Достиг заветной Аргентины –

Туда приплыл на бригантине.

Из порта заспешил в отель

И развлечений не хотел.

Был мрачен и чернее тучи,

С боязнью ждал несчастный случай

За все ошибки и грехи –

Мы в юности глупы, лихи.

В молитвах я искал спасенья

И ждал с надеждой воскресенья.

В ознобе утром вышел в город –

Меня бросало в жар и в холод.

Приметил церкви купола –

Сама судьба туда влекла.

Застыло на лице страданье,

Я в храме потерял сознанье

И пред иконою упал –

Всех прихожан там напугал.

Святой отец не удивился –

Я в келье светлой очутился.

Провел в постели две недели –

Они мгновеньем пролетели.

Сначала я кричал в бреду,

Вещая про свою беду,

Как в шторм волной был смыт приятель…

Отец Владимир, настоятель,

Мне дал понять: мир – необъятен

И большинству он непонятен.

Велись беседы откровенно

О том, что для души бесценно.

Я многое узнал о Боге,

О жизни, смерти и пороге,

Что разделяет мир загробный

И этот: грешный, как бы пробный.

Храм православный стал родным,

И я с подьячим молодым

Ремонт затеял жарким летом,

Добавил золота и света:

Теперь все купола, кресты

Светились в бликах красоты

И отражались в душах разных,

Даруя людям грешным праздник!

 

В тот жуткий день пожар возник, 

Пристройки охватил он вмиг.

Я бросился в подвал, в архив

И с полки папки прихватив,

Закрыв глаза, пополз наверх.

Истошно призывал я всех

Бороться до конца с огнем,

Как если бы за отчий дом.

Сражались истово с пожаром

И были счастливы – недаром:

Спасли мы сотни ценных книг…

В дыму вдруг замер я на миг –

И сердце перестало биться…

Очнулся я уже в больнице.

***

Беда не ходит к нам одна –

За первой новая видна.

Я не являюсь исключеньем

И пережил все злоключенья:

Не знаю, как остался цел, –

Лишь потому, что ставил цель

На прошлое взглянуть иначе,

Решить глобальные задачи.

В меня летели тучи стрел,

Но я критически смотрел

На жизнь убогую и злую –

Кому желать еще такую!

***

Однажды сердце обожгло –

Мечты зовущее крыло

Меня в дорогу позвало.

Зашел проститься в Божий храм,

Отец Владимир встретил сам –

Я трижды с ним поцеловался

И искренне ему признался.

Благословенье получив,

Я сразу стал нетерпелив,

А он просил всего три дня:

Сюрприз приятный ждал меня.

Я согласился обождать

И, чтобы успокоить мать,

С ней созвонился в тот же вечер,

Предупредил о скорой встрече.

…Все мысли были лишь о том,

Как мне вернуться в отчий дом.

 

«Россия, милая моя!

Как без тебя страдаю я

 

Настал назначенный мне срок:

Отец Владимир – внешне строг –

Тайник церковный мне открыл,

Икону он перекрестил.

«Она бесценная святыня!

Держу в руках – и руки стынут.

Ведь ей от роду сотни лет, 

Давно уж затерялся след

С тех пор, как вывезли с России.

Ее купили здесь, просили

Полвека в церкви сохранить,

Потом народу возвратить».

В иконе отражался свет,

Я для себя нашел ответ:

Осталась здесь с конца войны,

Но достояние страны

В Россию надобно вернуть –

Нелегкий предстоит ей путь.

Не мог я сделать это прежде –

Вся на тебя, мой сын, надежда.

Я словом Господа был связан

И волю выполнить обязан,

Как раз сегодня юбилей,

Так отправляйся в путь скорей.

Возьми сундук церковных книг,

Хочу, чтоб ты в их суть проник –

Там вся история Руси,

Чтобы духовность воскресить

В России милой, православной,

Ей быть с другими равноправной!»

С волненьем задал я вопросы,

Но батюшка, пригладив проседь,

Сказал: «На то есть Божья воля –

Твоя, сын мой, такая доля.

Ты, со сноровкой моряка,

Доставишь груз наверняка!

Когда вернешься ты домой,

Тогда узнает шар земной

О возвращении иконы –

Пред ней склонялись все короны,

Она спасала Русь не раз,

Должна помочь ей и сейчас!»

***

Собрав свой верный чемодан,

Я пересек весь океан,

Проливы, дивные моря…

Мне снилась родина моя.

Я в дымке увидал причал,

От счастья прыгал и кричал:

«Вернулся соколом птенец,

Увижу близких наконец!»

Когда на землю я ступил,

О грузе кто-то возвестил –

Церковные отцы, родня

Встречали с радостью меня:

Я их надежды оправдал.

 Был приглашен в почетный зал,

С волненьем слушал гимн страны –

Как впечатления сильны!

Невольно радовался слух,

 И праздновал победу дух!

Счастливый от небесных сил

Икону в храм я возвратил –

Полвека пустовало место,

Святыню видеть было лестно:

Украсила иконостас,

И мир услышал Божий глас.

 

6. РОДНОЙ УРАЛ

Я ликовал в душе напрасно –

Смерть в проявлениях ужасна.

Когда я маму схоронил,

Казалось, нет душевных сил…

Но вслед за ней ушел отец,

Подумал, всё – и мне конец,

Не вынесу, с ума сойду…

Неужто, выход не найду?

Но выручил родной Урал –

В тайгу меня упорно звал.

Покончив с жизнью светской, праздной,

Служил я людям верой, правдой,

Постиг их чаянья и горе,

Я избавлял больных от хвори,

Целебным словом души грел,

Чтоб каждый радостью горел.

Мне душу грел родной Урал,

В тайге отшельником я стал.

Двенадцать лет был в «заточенье»,

И понял Бога назначенье:

Нести в народ духовность, веру,

Священным следовать примерам.

Я мудрость древности обрел,

И сам, как в юности, расцвел.

Ко мне шли люди день и ночь,

И всем старался я помочь.

Своим духовным возмужаньем

Обязан был я воздержанью,

Богослужениям, постам,

Небесным силам, чудесам.

Совсем другим я стал с тех пор –

Открылся внутренний мой взор.

Тогда я многих спас от бед,

Оставив в людях добрый след.

***

Жизнь наша – бурная вода:

Непредсказуема всегда,

В отрезках мелких, как пунктир…

Я вновь вернулся в светский мир!

Мне не забыть кошмарный день –

Сидеть без дела было лень,

И я, на годы невзирая

(Труд – наша молодость вторая),

Из дома вышел как всегда…

Вдруг слышу: «Старец, Вы куда?»

– В библиотеки и в музеи,

Во мне кипят еще идеи.

«Зачем учиться мудрецу?» –

Вопрос пришел на ум юнцу,

Когда я с ним в библиотеке

Застыл в тиши у картотеки.

– Учиться никогда не поздно,

К работе относясь серьезно,

Творить ты должен головой,

Используй мудро опыт свой.

Я не любитель жизни праздной,

А яркой и разнообразной.

В душе юнца – клубок сомнений,

В порыве горьких откровений

Он тайну мне свою открыл:

Давно земных лишился крыл,

Как тяжела его судьба,

Сегодня он убьет себя.

Взобравшись к куполам, к крестам,

Он вознесется к небесам,

Оттуда прыгнет с высоты…

– Но это тяжкий грех! Ведь ты

На свет явился для другого –

Для дела чистого, святого.

С грехами, слабостью борись,

Почаще искренно молись –

Послушай старца-мудреца…

Я словом душу спас юнца.

 

Когда я подвожу итоги,

Я чувствую свои истоки.

Хочу сказать вам, молодым:

Стремитесь к истинам святым,

Они даются нелегко,

Но с ними видно далеко.

Доверьтесь сердцу и уму,

Тогда поймете, почему

Занявшим верхние места,

Презренны чернь и нищета…

 

Часть третья

ДУХОВНОЕ ПРОЗРЕНИЕ

Чтоб приходило к нам прозренье,

Должны страдать мы с вдохновеньем

1. ВЕРХИ

Вождей при жизни восхваляют,

А после смерти проклинают

За их ошибки и грехи –

На то и есть они, «верхи»!

Смешон бывает тот политик,

Который глуп иль паралитик,

Он вроде шел всегда вперед,

А сам в тупик завел народ,

Разрушив радужные планы:

Кто виноват? Конечно, кланы

Богатых, жадных воротил,

Их окружающих громил,

К рукам прибравшим нити власти,

А там кипят такие страсти!..

 

Причуд хватает у иных,

Вниз по наклонной тянет их,

Как монстры всё крушат подряд,

Противников своих корят,

Что сохраняют старину –

С историей ведут войну.

На свет рождается указ

И ставит цель: построить враз

Заводы, храмы и дома…

(На то не надобно ума –

Приказы каждый отдает,

Ответственность же не несет).

Всё на бумаге хорошо,

А сами думают еще,

Какой использовать проект,

Чтоб проявился интеллект,

Где взять щебенку и гранит…

Себя великим каждый мнит.

Боролся с ними я всегда,

Напоминая иногда:

Творить-то надо с головой!

Подход ищите деловой!..

Изменчива людская память –

Как лед, с годами будет таять.

Останутся в ней только те,

Кто предан был своей мечте,

В борьбе за счастье был отважным,

О человеке думал каждом,

Делился опытом, добром,

Предоставлял бродягам дом.

Но после смерти все равны:

Богаты были иль бедны…

 

Привыкшим к почестям и славе

Готовы рамочки в оправе,

Цветные фото с черной лентой

Взамен безбедной жизни этой.

Гробы, венки припасены

От имени вождей страны.

Их ждет престижный крематорий,

Немало слухов и историй…

Готов музей-мемориал

За самодурство и развал

Того, что создавали предки –

Такие случаи не редки.

Раз власть была в руках у них,

Их возводили в ранг «святых»!

Но смерть расставила все точки

И беспощадно, без отсрочки,

Призвала жалких богачей,

Властителей и палачей.

 

2. УЧАСТЬ НЕГОДЯЕВ

Мерзавцы всюду развелись –

Их, как магнитом, тянет ввысь,

Для них сама престижна «Должность»,

Что им закон и что им сложность?!

 

За нескончаемое горе,

За всех людских печалей море –

Подонков ждет плохой итог:

Презренье, ругани поток!

Они, присвоив уйму прав,

Крутейший проявляют нрав.

Таких боятся, как заразу,

Когда ж умрут – забудут сразу,

Не удостоят их рыданий

И добрых слов, и состраданий.

А те, кто были им близки,

Сильны, как хищники, дерзки,

Жалеют деньги на венки

И посылают вслед плевки.

Не бросив горсть земли в могилы,

Спешат отпраздновать на виллы.

 

3. ЛЮДИ ЧЕСТИ И ДОЛГА

Иная участь работяг –

Им дороги и гимн, и стяг,

Отечество и долг, и честь…

Зато противны подлость, лесть,

Предательство, разврат, продажность,

Властителей нечестных важность.

Они трудились днем и ночью

И ненавидели жизнь волчью.

Нельзя их в чем-то упрекнуть –

Они искали светлый путь,

Им лавров, счастья не досталось –

Одна привычная усталость.

Ведь жизнь во благо нелегка –

Бурлит, как горная река,

Попробуй лишь притормозить –

Вмиг оборвется жизни нить.

Жизнь призвана растить людей –

Защитников святых идей

Во имя чести и свободы,

Они пройдут сквозь все невзгоды.

 

Народ и армия – едины,

На то есть важные причины.

Всех, кто служили, воевали,

Себя родной стране отдали,

Живя, как коршуны, в горах.

В армейских дальних округах,

Хоронят шумно, по-иному:

Торжественно, по-боевому!

Они друзей не предадут,

Хоть не стучат картинно в грудь.

Не раз срывались по приказу

И не перечили ни разу,

Когда прикажет командир.

Съезжали с временных квартир,

Летели скопом к месту службы:

Надежней нет солдатской дружбы,

А полк для них родимый дом…

Детей просили об одном:

Идти по жизни твердо, смело –

Продолжить начатое дело.

 

***

Как ветераны жизни рады –

Не зря на их груди награды,

Всю жизнь трудились за троих

И чтят товарищей родных.

Теряем мы друзей своих –

Отважных, верных, боевых.

Осталось их совсем немного,

Мечта у смертного порога:

Когда придет пора проститься,

Взглянуть на фронтовые лица,

Прошедших через всю войну,

Не давших растоптать страну;

К надгробью крепится звезда –

Пускай горит она всегда,

Напоминая о Победе,

Священной ставшей внукам, детям.

Для них звучит такой наказ –

Не нужен здесь закон, указ:

Любить Отчизну, словно мать –

Ее хранить, с ней умирать.

Прощаясь, люди просят скромно

     Накрыть плитой могилку ровно,

Не забывать об их семье,

Когда их предадут земле…

***

Как много в мире перемен

Среди коварства и измен.

Простой народ везде бесправен

И в этом смысле всюду равен.

Не верит в это лишь чудак,

Но мир пока устроен так:

Свободы нет, и нет работы,

Ошибся люд насчет заботы

Вельмож, царей и королей

И политических вождей.

Раз нет от бедности защиты,

Надежды слабые убиты…

 

Кто был в плену свой судьбы,

Те по отдельности слабы.

Их разобщили специально

И добивают социально –

Мол, пусть живут одним лишь днем,

И каждый лишь в мирке своем.

А люди совести и чести

Сильны в беде лишь только вместе!

 

4. УЧАСТЬ ГЕНИЕВ

Жизнь – миф! В ней всякое бывает.

Как все – и гений умирает:

Он доказал, что царь в науке

И вечное искал в досуге.

Идеи в жизнь он претворил,

Чтоб восхитить научный мир.

Он человеком был хорошим,

Быть на него хоть чуть похожим

Сочли ученики за честь.

Заслуг творца не перечесть,

Составить список невозможно

И оценить при жизни сложно.

Чернее тьмы последний путь –

Нам гения уж не вернуть,

Богатый духом жил он бедно,

Но не уходит он бесследно,

Вручает детям эстафету:

Искать, бороться, рваться к свету.

При жизни властью был обижен,

Раздавлен подлостью, унижен,

Хоть и трудился, словно вол…

И выход правильный нашел,

Работая и днем, и ночью –

Всем доказал: расчет был точный!

Но – только брал разбег на взлет,

Чтоб неземных достичь высот, –

Власть сразу крылья подрезала,

Талант к порядку призывала,

Его ломала, гнула вниз,

Лишала званий, льгот и виз...

Поэтому поэт не издан,

Ученый, средь невежд не признан.

Лежат бесценные труды

В пыли – без дела и нужды.

Оценят лишь потом народы

Трудом прославленные годы.

 

Любимый публикой актер

Был на язык всегда остер

И правду говорил открыто,

Но тайной смерть его покрыта.

Он власть критиковать посмел –

С тех пор остался не у дел,

Лишен был почестей, работы,

Долги имея и заботы.

Он был кумиром всей страны,

А роли новые даны

Безликим бездарям послушным

И подхалимам – власти нужным.

Забыто славное былое –

Задели прямо за живое…

Народом признанный артист

Один болтается, как лист

На голой ветке – то промокший,

То до беспамятства промерзший.

Не находил себе он места –

Судьба пропащего известна:

Забыв про роли, про дела,

Сжигал он жизнь свою дотла…

Пытался он поймать удачу,

Хотел исправить жизнь собачью,

Просил по-дружески помочь…

Его ж, как пса, все гнали прочь,

В него пускали стрелы с ядом,

Смотрели вслед презренным взглядом.

Его простецкая душа

Страдала, как у малыша,

Он был наивен как юнец:

Не достучался до сердец

Чиновников пустоголовых –

Приверженцев порядков новых,

Лишивших общество, людей

Морали, принципов, идей…

Да где ж коллеги были раньше? –

Они венок плели из фальши.

А он от горя пил и пил

И с каждым днем себя губил...

Теперь кричим: «Он был любимым!

Со всей страной о нем скорбим мы,

Как не хватает нам его…»

Враги добились своего –

Ничтожно мало пожил он:

Угас под колокольный звон.

 

Когда уходят в мир иной

Дорогой скорбной и простой

Певцы, писатели, актеры,

Ученые и режиссеры,

Спешит посмертно к ним почет –

Ошибки прошлого не в счет.

Чины, как по законам мести,

Вручают орден в скорбном месте,

Бездушные цветы, венки… –

Кощунство! Чувства их мелки!

Они – губители талантов,

Теперь внимательны, галантны,

Суют награды без нужды –

От зависти или вражды?

Добились долгожданной цели…

И вдруг, о чудо! Неужели!

Проснулось что-то в черствых душах?

Но есть другие – их и душат.

Всю жизнь творцы чего-то ждали –

Манили призрачные дали

И сокровенные места,

Куда стремилась их мечта.

Опасны в жизни виражи,

Недостижимы миражи –

Крылатых сразу обрубили,

Надежды смелые убили,

Используя весь арсенал

Позорных средств. Но мир не знал.

Травили их, не понимали,

Творцы в печали умирали,

И вдруг пробил их «звездный час» –

Лишь горечь вызвал он у нас,

Родных покойного и близких,

Лишенных мыслей пошлых, низких,

Понявших что к чему давно.

А вот покойным всё равно –

Им не нужна слепая слава,

Она похожа на отраву,

Принесшую творцу покой,

Попутно – звание Герой

Великой Родины… посмертно.

Они страдали неприметно,

Но возникал в умах вопрос:

Зачем на свет родился, рос,

Добился мировых открытий,

Что от народа были скрыты?

***

Давно пора издать указ:

Дать больше прав – в десятки раз!

Великим, гениям, талантам,

Ученым мудрым, музыкантам,

Мыслителям, конструкторам,

Учителям и докторам…

Дать им возможность до предела

Развить себя для пользы дела.

Быть среди них – большая честь!

Таких людей не перечесть

В столице, в скромном городке,

В селе, на дальнем островке.

В стране известны эти лица –

Беречь их должно и гордиться!

И если гениям поможем,

Достигнут все успеха тоже.

 

5. СОЮЗ ПОКОЛЕНИЙ

Учился я у стариков –

У них ответ всегда готов.

Ни дня не могут жить без дела,

В котором радость, свет и вера,

Что детям пользу принесут,

Укажут им достойный путь,

Их жизнь – открытия и слава.

Отцы учить имеют право.

 

Фундамент заложили предки,

Чтоб были мы могучи, крепки,

Чтоб окружали нас друзья,

И жили, как одна семья.

Немало государств на свете,

Но лучше нет земель, чем эти.

Я счастлив был в своей стране,

Уходит жизнь… я в странном сне…

Кончается моя дорога:

Прощаюсь с вами у порога,

Что разделяет жизнь и смерть…

Что там?.. Покой иль круговерть?..

Я в неизведанной тревоге,

С волненьем подвожу итоги.

Познал я темноту и свет,

И не стыжусь прожитых лет,

Немало получил наград

И, как мальчишка, был им рад.

Вдали от дома, с ветром споря,

Хлебнул в достатке бед и горя.

Я горд, что вырастил детей:

Красавиц-дочек, сыновей.

С годами знания мои

Внучатам милым перешли,

Они идут по жизни смело

И действуют вполне умело.

 

Без Родины я – вечный странник,

Неважно кто: беглец, изгнанник…

Отчизну славлю я свою

И с гордостью ей гимн пою!

Таких, как я, кругом немало,

И время Совести настало!

Нам надо действовать смелей –

Не жить без веры и идей!

 

6. ЭСТАФЕТА

Мы, строго следуя завету,

Теперь вручаем эстафету:

Пусть миром правит красота,

Заполнит души чистота,

И сгинут в пропасть зависть, скука.

О! Это целая наука! –

Усвоить истины веков

И не нажить себе врагов.

Не надо за границу рваться,

Всему чужому поклоняться,

Стремясь использовать момент

И проводить эксперимент,

Который чужд стране и вреден

И результатами так беден!

Не стоит вам туда лететь,

Ну разве только посмотреть

Чужих людей, зверей, природу,

Которых не видали сроду.

Свой край преобразить важней,

Чем быть в плену чужих идей.

Кто слепо верит в них – не прав,

Там свой, там чуждый нам устав,

Свои порядки и устои,

И их копировать не стоит.

У нас своих полно талантов.

Чужих гоните консультантов,

Которые обманут вмиг,

Загонят в кабалу, в тупик.

Заветы слушайте отцов:

Не надо вам чужих дворцов,

Земель богатых и фонтанов,

Озер, морей и океанов –

Вас Бог за это покарает,

И не видать вам в жизни рая.

Себя вы уважать должны,

Вам честь и роль страны важны.

Тогда считаться будут с вами,

И вы не станете врагами

Народов из соседних царств

И всех на свете государств!

У всех нас в жизни узкий путь,

И сложно уяснить всем суть.

Идите вы своей дорогой –

Прямою, праведной и строгой.

У вас свои задачи в жизни,

Живите для себя, Отчизны.

Не даст злодейка-госпожа

Подачек из-за рубежа.

Избавиться от спячки нужно

Трудиться с головою, дружно,

Насколько хватит воли, сил,

И мир покажется вам мил,

Чарующей прекрасной сказкой,

Написанной лучистой краской.

Нет смысла в жизни напоказ,

Жить по подсказке каждый раз,

Как вам трудиться, веселиться –

К другому вы должны стремиться.

Ищите мудрое зерно

И будьте с правдой заодно,

Тогда бесправные народы

Восстанут, обретут свободу,

Найдут достойный в жизни путь,

Пора с дороги лжи свернуть.

Беритесь смело вы за дело,

Свой ум используйте умело,

Внесите свой достойный вклад,

Чтоб были рады стар и млад.

А мне пришла пора прощаться,

Хоть тяжко с вами расставаться.

Всем, кто сейчас со мною рядом

В тиши стоит с печальным взглядом,

Желаю счастья и побед,

Оставить в жизни яркий след,

Осуществить мечты успеть,

И гимн удаче вместе петь.

Пусть жизнь покажется вам сказкой,

Где лечат словом добрым, лаской.

Покинуть мир не страшно мне –

Усну я скоро в тишине,

Подкралась смерть и ждет у кромки…

Живите в радости, потомки,

Трудитесь весело и с толком,

Пусть будет путь ваш в жизни долгим!

 

7. ТРАУР

Застыли в воздухе слова,

Склонилась набок голова,

Сомкнулись грустно веки вдруг,

И мрачным стало всё вокруг.

Старик с трудом открыл глаза,

Скатилась крупная слеза

По неподвижному лицу –

Все шло к печальному концу.

***

Лил дождь во время похорон,

Но люди шли со всех сторон…

И вдруг к земле пробился луч –

Прорвал завесу грозных туч,

Скользнул по лицам он родни,

Застывшей в траурной тени.

Устало небо слезы лить

И землю непогодой злить.

Последний путь, как будто вечен,

Народ притих, поникли плечи...

Был гроб поставлен у могилы,

К нему прощаться подходили.

Откуда-то скрипач возник,

Ко лбу холодному приник,

И горьких слез он не жалел –

Был жалок, бледен, словно мел.

Не слышал он чужие речи –

Дрожали нервно руки, плечи,

Душа устала от терзаний –

За что такое наказанье?

Простившись, отошел скрипач,

С молитвой развернул кумач:

Пусть цвет зари струится рядом.

Пока свершаются обряды,

Он встал у кованой ограды –

Душа чернела от утраты.

Хотелось, чтобы все узнали,

Какого друга потеряли,

Отца, соседа, мудреца!..

И горю не было конца.

Ученики с ним солидарны:

Учитель бы неординарным.

«Прожить, как старец, мы не сможем,

Быть на него хоть чуть похожим

Сочли б за истинное счастье!

Земля, рожай таких почаще».

Скрипач твердил всё вновь и вновь,

И не жалел он теплых слов

О человеке чистом, светлом,

Сражавшемся за книги с пеклом,

Поступком доказавшим этим:

Пока мы живы, значит, светим.

Как гений, обогнал он время,

И в души заронил он семя –

Не пропадут его труды,

Взрастут в Отечестве плоды.

 

Скрипач сдержать себя не мог –

В слезах он подводил итог:

Он выражался ярко, сочно,

Порою образно, но точно.

«Хочу сказать о друге ясно:

Он жил на свете не напрасно

И не искал пустых утех,

Ему сопутствовал успех

В делах поистине прекрасных –

Они и смерти не подвластны!

Он искренне любил нас всех

И будет жить в сердцах у тех,

Кто занимался делом важным

И не был никогда продажным…

Прощай, любимый человек,

Ты прожил счастливо свой век,

С людьми был справедлив и честен,

Делами славными известен.

Священный православный дух

В тебе живет – он не потух!

Пророческий мы голос слышим –

Он чист, торжественно-возвышен.

Наш серый мир уж так устроен –

Не каждый памяти достоин.

Не всё успел ты претворить –

Смерть оборвала жизни нить…

Мир полнится печальным слухом…

Земля тебе пусть будет пухом!..»

 

Скрипач всю жизнь писал поэму,

И жизнь подсказывала темы,

Советовался с мудрецом,

Считал соавтором-творцом.

Скрипач поэмой новой жил,

На холм он книгу возложил

Поверх горы живых цветов,

Печальных восковых венков.

Усвоив мысли мудреца,

Он повторял их без конца,

Они в уме, как песнь, звучали

Наперекор глухой печали.

Он на глазах сестер-берез

Пролил немало скорбных слез.

Страницы краскою пахнули,

Крылами в небо упорхнули,

Напомнив о беде народной,

О жизни праведной, свободной.

***

«Зачем родился человек?

Чтоб сделать золотым свой век!

Жизнь удивительно прекрасна,

И я любить мечтаю страстно,

Счастливым в светлом мире жить,

Минутой каждой дорожить.

Свою жар-птицу ты лови,

Предайся искренней любви,

Чтоб ночь казалась дивной сказкой,

Сверкала в лучезарных красках.

Весь мир обязан ты любить,

И сам любимым другом быть,

Достоин счастья и свободы.

Пускай в груди горит огонь,

И к цели мчит горячий конь

Туда, где ждет тебя подруга

И друга верного порука.

Всегда живи в ладах с душой –

Открытой, доброй и большой,

Дари ликующую радость,

Верни на миг шальную младость,

Забудь назойливую грусть,

Тверди все оды наизусть,

Чтоб сердце билось от волненья

И, наполняясь вдохновеньем,

Рвалось, как птица, к небесам –

Неповторимым чудесам!

Жизнь мчится по крутой дороге,

Минуя счастье и тревоги,

И с нею мы галопом мчимся

И столкновений не боимся.

А вот зачем спешим, куда?

В какие веси, города? –

Никто не скажет никогда.

Мы опытны своим умом,

Вмиг цену времени поймем,

Когда придет седая старость,

А с ней болезни и усталость.

Прозрение приходит поздно –

Когда смерть рядом, смотрит грозно.

Мы все – песчинки мирозданья,

Живем, как в зале ожиданья,

Хлебнув и счастья и страданья,

Уходим, бросив: «До свиданья!»

Что будет после, я не знаю,

Себя гадать не заставляю,

Когда в иной я мир уйду:

В раю ли буду иль в аду? –

С того, неведомого света,

На свой вопрос не жду ответа».

***

Могила старца не пустует,

Там ветерок бодрящий дует.

И чудо: через девять дней

Родник пробился рядом с ней.

Идут туда ученики –

Им мысли мудреца близки!

Попьют водички, всё обсудят –

Излечат сотни грешных судеб

И с чистым сердцем снова к людям –

Судимым жертвам, строгим судьям.

Они заступники народа,

И миссия их благородна.

Они на правильном пути,

Их ждут сраженья впереди,

И силы духа испытанье,

Любовь и Родины признанье!

 

Содержание:

Предисловие

Из Прошлого военного в сейчас…

Священной Родины нет ничего для нас…

Солдат России

Воздушный бой

Жизнь – победный миг!

Отвлекающий маневр

Я был убит не раз…

На минном поле

Подвиг панфиловцев

Окровавленная связь

 

Возмужал я в том бою…

Первый бой

Вызываю огонь на себя

 

Характер русский – как металл…

Загадка для фашистов

Подвиг разведчика

Русская дубина

Фашистский сапог

Полк не умолк

 

Откуда в нас берутся силы…

Медсестра

Ожидание победы

Музыка победы

Учитель

Русская осина

Прифронтовое затишье

 

Прости, родная, сердцу грустно…

Рядовой Петров

Русский дух сильней!

Письмо на фронт

Весть из дома

 

Как тесно мне в семнадцати своих…

Фронтовая юность

Сын за отца

Могильный холмик у реки…

Малец-боец

Месть за отца

 

И духом станете сильней…

Надежда

Священный день

Как вспомню черный сорок первый…

Непокоренный город

 

Стоять на рубеже готов

Зоркий луч

Часовой Москвы

Прощальный школьный бал

Блокадница

 

Листая подвигов страницы…

Славный сын России

Мы перед воинами павшими в долгу…

Я землю омывал своею кровью…

Истерт семейный наш альбом…

Понять предательство я не могу…

У войны имен немало…

Связь времени и поколений

Могилы мне напоминаются верных вдов

Война пришла…

О, сколько было всяких битв…

В Историю веков вписалась эта Дата…

Из какого металла слава…

 

Поленья Прошлого горят в костре…

Детский портрет

Целебные женские руки

Российский флот

Ветеранам

Тревога на душе

Счастливые ночи…

Одна семья

Комсомольские сердца

Вера в победу

Испытание войной

Пусть безымянные могилы…

Лилась рекою кровь из вен…

 

Священный ветер Родины

поэма

 

Часть первая «Судьба скрипача»:

Встреча

Откровения земляка

Роковая цыганка

Скитания

Надежда на возвращение

Ностальгия

Решение вернутся

Письмо к матери

Попытка самоубийства

Возвращение скрипача

Поэма скрипача

 

Часть вторая «Заветы старца»:

Прощание с родными

В лесу

Путешествие по миру

Духовное возмужание

Нет родины милей!

Родной Урал

 

Часть третья «Духовное прозрение»:

Верхи

Участь негодяев

Люди чести и долга

Участь гениев

Союз поколений

Эстафета

Траур